вторник, 14 мая 2019 г.

GemGeneve: выпуск 2

Второй выпуск новой выставки GemGeneve показал ее жизнеспособность, но и поставил много вопросов, в первую очередь, куда идти дальше?
Это кольцо Ninotchka Jewels стало самым фотогеничным экспонатом выставки

Напомню: новая ювелирная выставка была организована год назад как альтернатива Baselworld, которую традиционно обвиняли в пренебрежении интересами ювелиров. Организаторы женевской выставки прекрасно понимали, что было бы странно строить ее концепцию на "обиде" - мол, мы ушли из Базеля, и это нас объединяет. Вряд ли кого-нибудь привлекла бы такая идея - обида, витающая в воздухе, не способствует бизнесу.
И вот наконец в прошлом году слова были найдены. Новая ювелирная выставка GemGeneve, которая впервые прошла в Женеве с 10 по 13 мая 2018 года, сформулировала свои цели, на мой взгляд, блестяще. К участию в ней приглашены компании, находящиеся в руках семей. То есть, не безликие концерны, которыми руководят наемные менеджеры, а семейный бизнес - мама, папа, бабушка, дедушка, дети, внуки. Решения в таких компаниях принимаются быстро и в домах, которые хранят семейные традиции и устои. Именно в таких компаниях еще сохраняется дух ювелирного искусства.




Организаторы GemGeneve Thomas Faerber и Ronny Totah
Организаторами и инициаторами новой выставки выступили Thomas Faerber (известнейший коллекционер ювелирных украшений) и дилер драгоценных камней Ronny Totah. Под их знамена встали известные в узких кругах компании ("узкие круги" - поскольку эти марки нередко работают как фабрики, снабжающие украшениями высочайшего уровня высокие ювелирные коллекции мировых брендов), антикварные галереи, а также специалисты по драгоценным камням. Состав достаточно пестрый - но очень уважаемый. В Женеву съехались "гранды" профессии.
И вот тут-то и возникает основное противоречие выставки. Все же цель любого мероприятия такого рода - не только "себя показать, людей посмотреть", а еще и поработать. На мой взгляд, выставка не определилась, для кого она, собственно, проводится. В равных правах по ней ходят дилеры, ритейлеры и частные покупатели. В результате кто-то из них обязательно оказывается ущемленным. Если участники выставки имеют возможность продавать напрямую конечному потребителю, то ни магазины, ни дилеры уже не нужны. А если все же торговать с последними, то частным покупателям на выставке делать нечего. Тем более, что уровень цен на GemGeneve очень высок и вряд ли предполагает наличие посредников.
Особое место выделено под работы молодых дизайнеров (при этом некоторые "молодые" демонстрируют седины и немалый послужной список, не говоря уже про недетские цены). Составитель "дизайнерской" программы Вивьен Беккер исходит из принципа - ювелир может считаться молодым до тех пор, пока в его глазах горит огонь новизны и желание сделать что-то невиданное ранее.

Nadia Morgenthaler
Nadia Morgenthaler

По ее словам, она хотела собрать максимально представительную картину дизайнеров, которые находятся off radar, то есть, не светятся в прессе и не занимаются продвижением себя и своих творений в соцсетях. При этом отсутствие "социализации" далеко не всегда происходит из-за застенчивости или неумения. Некоторые участники "ювелирного вивариума" выбрали такую позицию сознательно: работают только с частными клиентами, делают вещи в единственном экземпляре и тщательно скрывают свои творения от посторонних глаз.
В список Вивьен попали уже опытные ювелиры - наш соотечественник Александр Тензо   и одна из "учениц JAR" - Nadia Morgenthaler, а также молодые ювелиры, начинающие свой путь с бескомпромиссного художественного высказывания - Ming, Cora Sheibani, Mr. Lieou.
Ming Jewellery

Ming Jewellery
Ming Jewellery
Ming Jewellery

Ming Jewellery

Ming Jewellery

Ming Jewellery

Особое внимание(не только мое, но и большинства посетителей выставки), как и в прошлом году, привлекла московская марка Ninotchka Jewels. Я их нежно люблю - не только потому, что ее авторы - Евгений Глаголев и Тима Ибрагимов в прошлом работали со мной в журнале J&W Russia и смогли вынести из этой работы знания и страсть к ювелирным украшениям, но и потому, что мне просто нравятся их вещи.

Ninotchka Jewels

Дизайнерам "Ниночки" свойствен бескомпромиссный подход к тому, что они делают - и за год, прошедший с прошлой выставки, стало заметно, как они выросли. Кольцо из нефрита и сибирских аметистов стало самым популярным предметом среди блогеров всех стран. Приятно видеть, что дизайнеры идут по мировому пути самого высокого уровня, при этом используя русские камни и национальные традиции. В них нет никакой стилистической "фабержевщины", на которую так падки до сих пор отечественные мастера - но дух высокого предпринимательства и чистота работы и отношения к своему делу явно уходят корнями в традиции великих предшественников.
Киевская компания "Обериг" дебютировала на GemGeneve очень удачно, вытянув по жребию самый "козырный" номер стенда - А1. Мимо них не прошел никто - все останавливались у витрин с вещами, украшенными традиционными славянскими орнаментами.
Oberig Jewelry

GemGeneve радует также находками высочайшего уровня - там представлены ведущие антикварные галереи Европы. Мало где сегодня можно увидеть такую концентрацию шедевров ювелирного искусства, подержать их в руках и поговорить с галеристами - страстными коллекционерами. Томас Фарбер, Пэт Салинг, Вероника Бампс привезли на выставку исторические сокровища.
Suzanne Belperron, Pat Saling Collection

Victorian brooch with precious pink topaz from Russia

Grasshopper brooch, attributed to Rene Lalique, Faerber collection
Оказывается, самые дорогие вещи легко уживаются с демократизмом подачи. Если кому-то не нравится, что до выставки надо ехать на такси, а потом идти полкилометра, - могут подлететь на частном самолете, благо выставка находится практически на летном поле женевского аэропорта (особо важных гостей выводили прямо на поле к самолету). Остальным же гостям все было удобно - и то, что выставка невелика, и за четыре дня можно внимательно все рассмотреть, и то, что по коридорам ходят великие ювелиры современности, к которым, набравшись смелости, можно обратиться с вопросом... На GemGeneve стараются приехать все "гранды", давно пренебрегающие другими ювелирными собраниями. И в этом - тоже залог жизнеспособности выставки.

воскресенье, 28 апреля 2019 г.

Неаполь и окрестности

Не помню, кто из русских путешественников писал, что Италия - это страна, восхищение которой уменьшается по мере продвижения на юг... Модный рабочий Милан, прекрасная Флоренция, сверкающая Венеция, вольный Рим радуют всегда. Отправляясь в Неаполь, мы видели в своем воображении "город пышный, город бедный", в котором еще совсем недавно бушевали "мусорные войны", а лихие мотоциклисты срывали на ходу серьги с туристок вместе с ушами.

Скажу сразу - ничего такого мы в Неаполе не увидели. А увидели тихое море, неизбежный Везувий на горизонте, и опрокинулись в историю двухтысячелетней давности, которая была законсервирована под слоем лавы и пепла в Геркулануме и Помпеях.

Неаполь по-прежнему живет так, что в нем можно снимать фильмы с молодой Софией Лорен - те же величественные крепости, то же белье, развешанное на протянутых над улицами веревках, та же пицца размером с журнальный стол, те же шумные и не слишком церемонные жители. Итальянская речь - единственная в мире, которую можно слушать без раздражения, даже если разговор идет на повышенных тонах. Безупречная мелодичность, богатые интонации и жестикуляция скрашивают даже удивительную нерасторопность официантов везде - от рыбачьих таверн до "высоких" ресторанов. Ну как на них сердиться?
Первая остановка - Геркуланум. Город, засыпанный пеплом от извержения Везувия в 79 году нашей эры, почти два тысячелетия был замурован - а сегодня по его раскопанным улицам можно пройтись, удивляясь, насколько за эти 2000 лет ничего в нашей жизни не изменилось.






Небольшая выставка ювелирных украшений, найденных на раскопках, показывает удивительное мастерство древних ювелиров - но и наводит на мысли о том, что материальное с собой не унесешь... Спекшиеся в один ком монеты - чье-то состояние, внезапно ставшее ненужным, - лучшее тому подтверждение.
Помпеи - величественные развалины города - жертвы извержения Везувия поразили больше всего дизайном. Этому слову суждено было родиться спустя два тысячелетия, однако его проявления были уже тогда.







Толпы школьников и туристов бродят по великим развалинам, топчут древние камни, радостно ищут аналогии с сегодняшним днем. А между тем, аналогии совсем рядом - склоны холмов, по которым текла лава, застроены домами. Люди по-прежнему селятся в этих местах, уповая на то, что за вулканом сегодня пристально следят ученые. Все верят в то, что извержение не повторится - а если повторится, людей быстро эвакуируют.
А наш путь лежит на остров Капри - место, где расслаблялись Алексей Горький и Ленин, а также многие другие не менее известные любители спокойной жизни.







Цветущий остров привлек нас прежде всего историей ювелирной марки Chantecler и ее первого хозяина Пьетро Капуано по прозвищу Шантеклер. Он действительно был похож на петуха - с большим носом, громким голосом и любовью к ярким шелковым рубашкам.
Этого человека на Капри знали все. Пьетро Капуано, по прозвищу Шантеклер ("петушок" в переводе с французского), был не только местной достопримечательностью, но и владельцем самого известного (до сих пор) ювелирного магазина на острове. Когда ходишь по двум центральным улицам даже один день, уже хочется что-то купить в одном из сверкающих магазинчиков. А представьте себе, что вы находитесь на крошечном острове неделю? Да начнете скупать в промышленных масштабах все - кораллы, бирюзу, жемчуг... У Капуано были знаменитые покупательницы, которые считали его своим другом - Жаклин Кеннеди-Онассис, Ингрид Бергман, Элизабет Тейлор. Но главная дружба, которую очень хочется перевести в разряд романтической, была у него с графиней Чано, урожденной Эддой Муссолини. Шантеклер протянул руку помощи растерянной женщине, которую отец выдал замуж за своего соратника, а потом этого соратника казнил. Эдда не очень понимала, куда и зачем ее зовут, но напор Капуано был столь силен, что она послушалась и переехала на Капри. 
Это была сложная дружба-вражда, с ежедневными скандалами, криками и чисто неаполитанской экспрессией. Когда Капуано умер, Эдда не пошла на похороны. Она просто пришла на террасу отеля Quisisana и заказала чашку кофе - именно так начиналось каждое утро с ее другом Пьетро.
Именно в этот отель - самый известный отель Капри - мы приехали, чтобы посидеть на той же террасе и проникнуться духом острова. Прогулка по двум торговым улицам Капри не разочаровывает - среди огромного количества "курортных товаров" встречаются прелестные вещи.


Сегодня компания Chantecler принадлежит семье Aprea - Сальваторе Апреа был деловым партнером и другом Капуано. Увы - в магазине на всех исторических фотографиях сам Шантеклер старательно отрезан. Но украшения марки по-прежнему хороши - и достаточно дороги. Дизайном занимается дочь Сальваторе - Мария Элена Апреа. На снимке она справа. Женщина экстравагантная, она показала нам, что такое каприйское гостеприимство. Во-первых, с ней невозможно просто ходить по улицам - пятиминутная прогулка растягивается на полчаса, со всеми встречными нужно поздороваться, поцеловаться, а то и выпить кофе. Во-вторых, у Марии Элены фантастический вкус (причем фантастический в прямом смысле слова, а не в оценочном - она одевается, как ведьмы из "Гарри Поттера"). Она показала нам местные магазинчики с нетривиальными вещами - и это было бесценно.




Но главная охота за кораллами ждала нас на следующий день. Мы отправились в Торре дель Греко - город, считающийся столицей кораллового производства. Последние 200 лет жители этого города занимаются обработкой кораллов и изготовлением украшений из него.
Каждый раз, когда я публикую какое-нибудь изделие с кораллом, тут же набегают толпы шеймеров с криками: "Позор! Нельзя популяризировать убийство! Кораллы запрещены к вылову!" Это не совсем так. Кораллы, используемые, например, компанией Antonino de Simone - это в основном кораллы Шакка, отложения мертвых скелетов коралловых поселений, выловленных в середине прошлого века. Но даже в современном мире запрет на вылов кораллов то вводится, то отменяется - не секрет, что люди, лоббирующие запреты, меньше всего думают об окружающей среде. В Торре дель Греко обработкой кораллов занимается несколько тысяч человек, не готовых лишиться работы в одночасье. И кораллы туда сегодня привозят из Китая, Японии и Гавайских островов, где никаких запретов не существует.




















В каждой компании, где мы побывали, обязательно есть музей кораллов, демонстрирующий, насколько они были важны в культуре разных стран. В Европе коралловая нитка надевалась на шею ребенку при рождении, чтобы защитить его от дурных влияний и сглаза. В Африке, Азии, Америке кораллы высоко ценились - их носили вожди племен, они были символами власти и мощнейшей защитой от врагов. 
Интенсивный практикум о том, как отличать натуральные кораллы от искусственных, помог нам сделать правильный выбор в компании Antonino de Simone. И уже вооруженные этими знаниями, мы отправились в самую крупную и известную в мире компанию по работе с кораллами - Liverino. Вот у них музей так музей!






Свадебная коралловая парюра Жозефины Богарне, тончайшая резьба по кораллу со всего мира, и наконец - огромная раковина, сплошь покрытая вырезанными сюжетами на тему "Аллегория Великобритании" (подарок королеве Виктории). Здесь становится понятно, почему настоящие кораллы не бывают дешевыми. И какой труд стоит за обработкой этих скелетиков колоний морских жителей.