понедельник, 10 мая 2021 г.

Под покровом небес - ювелирное путешествие в Марокко

В моем любимом фильме Бертоллуччи "Под покровом небес" один из героев говорит: "Мы - не туристы, мы путешественники. Туристы - это те, кто приехав куда-либо, хочет тут же оказаться дома. Путешественники же едут, потому что не могут не ехать".  

Признаться, это было самое не ювелирное путешествие из всех, в которых мы побывали за четыре года. Найти сверкающие сокровища нам не удалось - то, что считается люксом в Марокко, мне вряд ли пришло бы в голову описывать в своем блоге (низкопробное золото, синтетические камни, имитирующие "богачество", соседствуют с бриллиантами в стиле "самый восточный Восток"), а берберские украшения, интересные, как все национальные ремесла, достойны более пристального внимания. Гид, которому было дано задание изучить вопрос, не справился - так что желающих могу отослать к соответствующим статьям в интернете, я знаю не больше, чем могут рассказать они.

И в то же время страна предстала перед нами как одно большое сокровище - переливающееся красками и оттенками, бесконечно разнообразное, искрящееся и многослойное. Место, куда хочется вернуться не раз.


Мы оказались в Марокко в разгар пандемии и к тому же в рамадан. Строгие правила, комендантский час в 20.00, закрытые рестораны и магазины могли бы испортить настроение. Но получилось наоборот - отсутствие толп туристов, прекрасные виды без досаждающих самозваных гидов представили нам страну как подарок, предназначенный исключительно для нас. Побывать в саду Мажорель и из живых существ встретить только спящую кошку - это ли не счастье?


 


Первый владелец сада художник Жак Мажорель собрал в нем все растущие на земле виды кактусов, которые чувствуют себя там замечательно, и придумал особый оттенок синего цвета, получивший название Blue Majorelle. В него выкрашен дом, в котором жил Мажорель, и именно этот оттенок теперь мой глаз ищет всюду и не находит - потерянный цвет рая.





В бывшем доме г-на Мажореля есть небольшой музей берберской культуры - и там можно увидеть и традиционные украшения. Все они наполнены смыслом, который, впрочем, от нас ускользнул из-за отсутствия адекватных пояснений. Вспомнилось только часто цитируемое высказывание Модильяни: "Украшения должны быть варварскими" - в них, безусловно, есть первобытная сила и страсть. 

Это - картинка из другого музея, который расположен рядом и посвящен последним владельцам сада Мажорель - Иву Сен-Лорану и Пьеру Берже. Великий кутюрье влюбился в это место - и приобрел его в 1980 году. Здесь они жили, здесь был развеян прах кутюрье, здесь же установлена стелла в память о Сен-Лоране и Берже.
Музей Сен-Лорана - хорошо организованное и оснащенное заведение, знакомящее с замыслами и источниками вдоховения великого художника. Фотографировать внутри запрещено, но что нам запреты? Несколько кадров удалось сделать.


В этом музее становится ясно, что бы хотелось увезти домой. В Марокко есть множество последователей Сен-Лорана - европейцев, влюбившихся в эту страну и поселившихся здесь. Многие из них занимаются созданием вещей в марокканском стиле, но с европейским пониманием качества. Увы - ни рынок, ни местные магазины не предлагают ничего, что могло бы найти применение дома не в качестве сувенира, а в качестве полноценных модных вещей. Туристы видят лишь расшитые стеклярусом дешевые балахоны, сверкающие только под марокканским солнцем и неминуемо превращающиеся в линялые тряпки под северным небом. Для того, чтобы найти что-то стоящее, нужно постараться. И конечно, нужен проводник - желательно не из турбюро.
Нам удалось найти несколько таких мест - желающим могу сообщить контакты.
Одним из таких людей стал сэр Ричард Бренсон, построивший в горах виллу - retreat Kasbah Tamadot. Это небольшой отель с потрясающими видами на горы Атласа, где можно утратить связь с окружающим миром. 












Именно в Марокко становится понятно, насколько важно сопровождение. Заблудиться в узких улочках Медины легко - хотя старая часть города обычно весьма небольшая. За непрезентабельными воротами во дворах открываются роскошные риады - дома с внутренним двориком, фонтаном и бассейном. Жизнь восточного города скрыта от посторонних глаз - и как пещера Сезам, открывается только тем, кто знает пароль.





Рынок, которым так гордится Марракеш, в эти дни совершенно пуст. Наиболее стойкие бойцы рыночного фронта выходят на работу - но в основном лениво сидят на пороге своей лавки. Зато все можно рассмотреть без спешки и без толпы.


Кожа, керамика, чеканка - все, что душе угодно. Качество самое разное. Марокканцы - прирожденные мерчандайзеры, вывешено все так, что производит впечатление невероятного изобилия. Здесь тоже необходима осторожность - не все золото, что на тапках. Но цены опьяняют, конечно.
И все же мы нашли здесь настоящую ювелирную работу. Компания Yahya производит невероятной красоты светильники в ювелирной технике - то есть, рисунок выпиливается вручную, никаких шаблонов и вырубки нет. Рынок наводнен подделками под Yahya - но нам объяснили разницу. Не буду мучать вас подробностями - это лучше увидеть и услышать самостоятельно. 


Половина красоты марокканских светильников - это свет. Проходя через ажурную резьбу, он дает отблески и тени, которые преображают помещения. 


Увы - светильники настолько хрупкие, что везти их нужно в руках. Пришлось ограничиться малыми формами.

Свет в Марокко - предмет особого разговора. Днем - ярко-синее небо, буйство разноцветных бугенвиллий, голубизна бассейнов. Ночью - фантастические силуэты пальм на фоне полной луны, которая делает любое здание дворцом "Тысячи и одной ночи". 





А утром - что ж, утром никакая пандемия не отменит главного туристического аттракциона - встречу рассвета на воздушном шаре. Здесь, как маниакально повторял наш гид, "можно сфоткаться".










И, само собой, бедуины. Пустыня Агафай, в которую отправляют туристов, - это, конечно, тоже аттракцион. Палаточный отель, принадлежащий европейцу, с отличной кухней и (что важно!) приличным туалетом, предлагает хорошо дозированную экзотику - берберский ансамбль, танец живота, пляски с факелами... и конечно, прогулку верхом на верблюдах. 





Ближе к ночи все волшебно преображается - свет становится таинственным, отработавшие верблюды мирно засыпают в своих стойлах, бедуины садятся ужинать, а после этого танцуют и поют с удвоенным рвением.

Что греха таить - мы побывали в Марракеше как туристы. Не в том смысле, что хотелось сразу уехать обратно - напротив, хотелось еще остаться. И очень хочется вернуться - чтобы пройти по этим улочкам правильно, увидеть то, что хочется, и закрыть глаза на то, что видеть не обязательно. Любовь с первого взгляда случилась - это главное. 


понедельник, 22 марта 2021 г.

Путешествие в Якутию


Прошел год с нашего последнего ювелирного путешествия... За этот год мы не то что никуда не могли полететь - вообще с места не сдвинулись. Пандемия нарушила все планы, спутала мысли, сковала намерения. Но тут пришла спасительная идея - у нас же огромная страна, множество мест, где мы никогда не были. Почему бы не заняться исследованием просторов родины? И мы отправились в Якутию.




Якутия занимает пятую часть Российской Федерации. Просторы, не поддающиеся сознанию. Огромная территория, плотность населения, помимо двух-трех городов, - один человек на три квадратных километра.
При слове "Якутия" у большинства людей возникает две ассоциации, вернее, два стереотипа. Первый - холодно. Это, конечно, чистая правда, но жить вполне можно, если не уходить в тайгу и не работать на улице. Мороз сухой, снег тоже - не липнет, не скользит.
Второй стереотип - Якутия-золото-бриллианты. Действительно, на огромной территории множество природных богатств. Но добываются трудно и стоят дорого - дороже, чем в мире (это я о бриллиантах, конечно). Местные ювелиры и за золотом ездят в Москву. Так что улицы камнями не вымощены, вопреки ожиданиям)))
Лететь 6 с половиной часов. Разница во времени - шесть часов, больше чем с Гонконгом. О разнице температур молчу.
Самолеты летают небольшие - взлетно-посадочную полосу ремонтируют.
При посадке объявили, что «будет произведено резкое торможение». Было произведено. Описывать не буду.
Нам повезло - в марте погода в Якутии очень щадящая. Температура около минус 14 градусов, ярко светит солнце. Снег слепит глаза, четкая графика деревьев... красота!


Якутская лайка. На них ездят. Живут собаки на улице. Чтобы прокатиться, люди должны утеплиться - они же не собаки... можно взять в аренду вот такую доху из волка и валенки впридачу. Собаки слушаются своего каюра беспрекословно - замирают как вкопанные, бегут по команде. Весь аттракцион предлагается в центре национальной культуры Чочур Муран, где по крупицам собираются осколки быта прежних эпох.




Чочур Муран - довольно интересное место. Вроде бы краеведческий музей, но сделанный в виде дома, с рестораном якутской кухни (а она включает в себя строганину из рыбы, жеребятину, оленину, пельмени, уху, которую здесь называют "ушное") и гостеприимными хозяевами, которые делают все для того, чтобы гости почувствовали себя в своей тарелке.


Украшения в Якутии. С ними мы впервые столкнулись опять же в Чочур Муране, а потом увидели их и в Сокровищнице Якутии. Практически все женщины среднего и старшего возраста носят старинные серебряные серьги, по которым можно сказать все об их обладательнице - возраст, социальный статус, количество детей. Все наполнено смыслом, сделано вручную и оттого безумно интересно. Посмотрите, например, на серьгу - капелька в центре в виде сердца говорит о том, что женщина находится в возрасте, когда может иметь детей. Подвески внизу - свидетельство, что она принадлежит к четвёртому колену семьи. В дальнейшем нарядную подвеску снимают, и в ухе остаётся только простая гладкая серьга... якуты никогда не любили золото, предпочитали серебро и медь. Моя новая знакомая Вера, работающая директором в центре этнической культуры Чочур Муран, продемонстрировала медные браслеты, головной убор и нагрудное украшение, в которых выходила замуж. Нагрудное украшение ей сделал брат из тульского самовара - сзади видно клеймо.




Национальный костюм. На шее мужчины - боа из беличьих хвостов. Если покроется инеем от дыхания - его можно перевернуть задом наперед. На женском костюме - массивная серебряная кольчуга. Такие украшения есть у каждой якутской женщины, они передаются из поколения в поколение. Вес может достигать двух килограммов и даже больше. Ювелирных традиций в европейском понимании в Якутии не было - украшения делали кузнецы. Отсюда и кольчуга, то есть, соединение кованых пластинок с помощью колец.
Украшения массивные, ожерелья иногда доходят до пояса. Располагаются (как, впрочем, во всех этносах без исключения) на стратегически важных местах, которые нужно закрывать от чужих стрел, глаз и злых духов: горло, запястья, пупок, голову.
Повторяющийся мотив: плавный силуэт с завитками, напоминающий женскую фигуру. По деталям можно понять, замужем женщина или нет. Якуты уверены, что Серьги незамужней женщины подают мощный сигнал окружающим, и долго в простое она не будет, обязательно привлечёт мужчину. Кстати, если присмотреться, этот мотив, символизирующий женское лоно, можно найти в украшениях ар нуво, ар деко и в современных вещах...





Побывали в Сокровищнице Якутии - аналоге нашего Алмазного фонда. Мамонт и все, что из него делают, камни (чароит, голубой нефрит, хромдиопсид - все, что добывается только здесь), золотые самородки и слитки, бриллианты и изделия с ними... все, что сделано природой, впечатляет. Все, что руками - не очень.
Современные украшения, демонстрируемые в сокровищнице Якутии (аналоге Алмазного фонда), увы, либо повторяют старинные украшения, но без любви и характера, либо представляют собой горделивые и бессмысленные вавилоны, в которые «уработано» огромное количество бриллиантов.
Что и говорить - Якутия это бренд. Все знают, что здесь есть золото и бриллианты. Но этого бесконечно мало... красота и подлинность чувств, которые есть в старых украшениях, куда-то подевались. Традиционные украшения выглядят при этом очень эффектно.


В музее мерзлотоведения познакомились со знаменитым мамонтенком (впрочем, это его копия) и с прочими костями.

Кстати, о мамонте. В год в Якутии добывается от 60 до 100 тонн мамонтовой кости. Ювелирного качества, конечно, гораздо меньше. При этом, как взглянешь на то, что делают современные художники с мамонтовым бивнем, - слезы наворачиваются.
Мамонт умер дважды. Первый раз - когда его завалило льдом при резком похолодании миллион с лишним лет назад. Второй - когда за него взялись современные резчики по бивню и кости.
Естественно, резьба по кости и бивню мамонта - давний и развитый промысел. Якутские мастера не слишком изобретательны в сюжетах - сценки из традиционной жизни и изображения опять же мамонтов главные их темы. Сделаны эти фигурки с разной степенью мастерства, иногда очень высокой, но применение их в современной жизни сомнительно - разве что украсить полочку в серванте семью мамонтами там, где раньше стояли семь слонов. Ювелирная же часть еще страннее - жуткие розочки, неизменные якутские орнаменты... при этом есть мечты о выходе на международный рынок.
Что и говорить - материал уникальный. С тех пор, как в мире строго запрещено использование слоновой кости, мамонт стал ископаемой альтернативой этому материалу. Жаль, что используют его сегодня достаточно примитивно.

Отдельно - о встрече с талантливыми выпускниками института культуры Арктики. Их работы впервые увидела в декабре в Сокровищнице Якутии. И наконец, состоялось личное знакомство. Три талантливые девушки и их учитель привезли нам свои работы. Увы - лишь одна из них продолжает заниматься ювелирным делом. Остальные работают где могут. Варя Соловьева, автор невероятно харизматичной мини-скульптуры «Старуха», служит завклубом в деревне, где живет.
Вещи, которые они привезли, строго в рамках традиций - тотемные животные (лошадь и олень), серебро, народные орнаменты... поиск более современных форм присутствует, но довольно робкий - явно это идёт против требований традиции. Интересно, что говорить о ценах ювелиры отказываются - вещи только показывают, они дорого дались мастерам в прямом и переносном смысле. То есть, коммерция - на нуле. Работа только для того, чтобы ею гордиться.
Так что поговорили и разошлись.















Огромное впечатление произвела встреча с Валентиной Романовой-Чискыырай, народной и джазовой певицей, исполнительницей главной роли в фильме «Пугало» - лауреате последнего Кинотавра. Оторвать глаза от этой женщины невозможно. Прямая спина, удивительные достоинство и грация, негромкий разговор... потрясающие серебряные украшения - колье 18 века и Серьги - современные, но сделанные специально для неё. Способность жить в гармонии с собой и миром, уникальная интуиция. В фильме она сыграла женщину-целительницу, которую зовут к больным, но ненавидят и боятся. Изгой среди односельчан, она бесконечно пьёт, с трудом ходит, едва говорит. В реальной жизни - полная противоположность.
Одну фразу я даже записала. Объясняя, почему якуты носят серебро, а не золото, она сказала: «золото не носили, его прятали. Грязные глаза туда смотрят, тяжелый металл».







Честно говоря, я не очень многого ждала от визита к шаману. Мне казалось, что это такой аттракцион, вроде кружения дервишей в Турции или тайских целителей. Да и готовность русского человека подвергнуть себя любому воздействию и порадоваться вмешательству в свой внутренний мир любой вере - от язычества до буддизма тоже вызывает законный скепсис.
Но то, что мы увидели, перевернуло мои представления о подобных вещах. Шаман оказался не "туристический", а настоящий. Худой человек непонятного возраста (обратите внимание - на фото его среди нас почти не видно, хотя он сидит в центре) сначала говорил какие-то правильные, но не слишком цепляющие слова. Потом обкурил нас дымом от горящих трав, зажег огонь в печи, и началось камлание... Не знаю, как он это делает, не понимаю, что он говорит по-якутски, и даже не видела ничего толком, поскольку глаза у всех были закрыты. Более того - состояние транса испытала впервые в жизни. Сопротивление организма против вторжения чужой силы растворилось полностью. И все мы - взрослые, самостоятельные, работающие мужчины и женщины - вышли в глубоком потрясении.
Да, говорил он о том, что надо освободить себя, снять ограничения, дышать полной грудью. Ничего особенного, в общем. Суть не в словах. А в том, чтобы это реально произошло.


Поездка к Ленским столбам - главному природному аттракциону Якутии. Сюда по выходным съезжаются местные жители, чтобы залезть на самый верх огромных каменных глыб. Сейчас потеплело, людей особенно много. Чтобы сюда доехать, нужна машина с хорошей проходимостью - дорога сложная, часть пути проходит по льду реки Лены. Столбы прекрасны, правда, я наверх не полезла)) так что только фото моих спутников. Надеюсь, вы меня простите.











Потом - строганина из местной рыбы чир (ее строгают острым ножом в замороженном виде на доске, которая называется мастурбал - прошу без шуток) и вкуснейший рыбный суп, приготовленный бывалым и расторопным Алексеем (это его работа, если что, но делает он все быстро и весьма артистично).



А вот так чир выглядит на местном рынке - его ловят и тут же замораживают - морозильных камер не надо, минус 40-50 градусов зимой обеспечивают шоковую заморозку.

И наконец, город Мирный - алмазная столица Якутии. Гигантские кимберлитовые трубки, при взгляде на которые просто физически чувствуешь, как плачет природа... Алмазы здесь нашли в середине 50-х годов прошлого века. Трудно даже представить себе, в каких условиях жили первые старатели и каково им пришлось в этих краях. Впрочем, сегодняшним старателям не намного легче. Добыча идет в четыре смены круглосуточно. Коренного населения в Мирном нет - работают вахтовики... Самую большую воронку затопило в 2017 году, с тех пор добыча там ведется шахтовым методом. Все это крайне далеко от витрин ювелирных магазинов, но знать, какой путь проходят камушки, очень полезно. Отрезвляет.





Самое невероятное впечатление от посещения Якутии - тепло. Не только потому, что в домах сильно топят - но неподдельное радушие, с которым нас принимали. Якутия - совершенно особенная земля. Все - от приготовления пищи до дальней дороги - происходит только с добрыми напутствиями. Якуты серьезно относятся к духам предков, кормят огонь, рассказывают ему о своих делах и проблемах... и живут в редкой гармонии с собой и окружающими.
И наконец - человек, благодаря которому наше путешествие в Якутию стало таким интересным. Мария Ефимова, уроженка Якутии, ныне - московский ювелир (Jemae), показала нам свою родину с лучшей стороны и заставила в нее влюбиться.







0:08 / 1:28