пятница, 27 апреля 2018 г.

Римские каникулы - ювелирное путешествие в Вечный город

Вид с террасы дома Michele della Valle в Трастевере



Ассоциации с любимым фильмом возникают сразу. Никуда от них не деться - в какую сторону ни глянь, обаяние "Римских каникул" с тобой. Мы старше, опытнее, менее восторженны, чем юная принцесса Анна в исполнении Одри Хепберн (да и что говорить, мы совсем не принцессы), но невероятное восхищение разнообразием праздника, которое несет в себе Вечный город, накрыло нас с головой.
Мы - группа из 17 человек (Москва, Рига, Лондон, Киев, Нью-Йорк, Париж) отправились в пятидневное ювелирное путешествие в Рим, чтобы по возможности избежать туристических толп и увидеть тайные сокровища, которые этот город накопил за 3 тысячелетия.


Три тысячи лет истории снискали Риму славу "Вечного города". Толпы туристов ежедневно топчут древние камни, делают одинаковые фотографии, едят знаменитое мороженое и носятся по магазинам на виа Кондотти. Признаемся - раньше мы тоже были частью этой толпы.
Но больше не будем. Наш маршрут - по тайным местам славной ювелирной истории этого города. Ювелиры, работавшие для аристократов, и аристократы, ставшие ювелирами. Старинные технологии, оживающие в современных украшениях. Музеи, мимо которых мы раньше проходили просто потому, что не знали об их существовании. И "тайные" рестораны без вывески, в которых можно встретить не только самых знаменитых людей Италии (да и Бог с ними!), но настоящих гурманов.
Палаццо Лователли



Наша первая встреча - во дворце Лователли, на один вечер ставшем лекционным залом и местом демонстрации украшений. В этом дворце находится новый аукционный дом Bertolami, специализирующийся на античности. Двери в него открыла нам легендарная Аманда Триосси - специалист мирового уровня по истории ювелирного искусства и моя очень давняя подруга (подумать только - ее дочери сейчас 15 лет, а я помню, как мы гуляли с Амандой по весенней Москве, и Астрея была еще у нее в животе!). Специальные гости на наш вечер приехали из Милана - одна из самых креативных итальянских ювелирных компаний (что приятно, семейных) - Busatti Milano. Братья Лука и Андреа согласились привезти свои сокровища в Рим на один вечер. 
Busatti Milano

Busatti Milano
Busatti Milano
Busatti Milano

Busatti Milano

Busatti Milano

Busatti Milano
Бузатти увлечены природными мотивами, но украшения их очень современны - они используют карбоновое волокно, титан, дерево, перламутр и конечно, драгоценные камни высочайшего уровня.


Le Sibille

 Чего только люди не говорят и не пишут про ювелирные украшения! Мол, и красивые они, и дорогие, и драгоценные, и уникальные, и "шикарные" (ненавижу это слово!), и стильные... Но вот определения "очаровательные" и "обаятельные" применимы к украшениям крайне редко.
Крошечная римская марка Le Sibille (название взято у знаменитой фрески Рафаэля) делает именно такие украшения. Три женщины-художницы из года в год изучают сохранившиеся орнаменты на мраморных полах Помпеи, раннехристианские мозаики церквей Равенны, причудливые узоры барокко, чтобы воспроизвести их в своих изящнейших творениях. Художницы работают в технике микромозаики - и в их нарочитой небрежности есть особый смысл.
Когда-то они рассказывали мне, что долго экспериментировали - пытались сделать свои картинки из кусочков непрозрачной смальты более "причесанными". Но отказались от этого - отполированные и залакированные мозаики сразу теряли "дыхание". В творениях Le Sibille есть подлинность и море любви. Надеюсь, вы почувствуете эту любовь так же, как ее чувствую я, когда вижу эти полные очарования вещицы.


















 В Le Sibille мастерская и салон находятся в одном большом помещении. Все оборудование, вплоть до витрин, сделано своими руками из подручных средств - старых металлических коробок, газовых труб... Девушки сами с удовольствием ремонтировали и красили свой "дом" - и теперь даже дают желающим уроки микромозаики.

Bulgari


 Находясь в Риме, невозможно пройти мимо Bulgari - единственного итальянского бренда с вековой историей, да и вообще единственного полновесного международного бренда. В этой компании любят вспоминать, что Энди Уорхолл считал магазины этой марки музеями современного искусства, а Элизабет Тейлор, по словам ее дважды мужа Ричарда Бартона, ограничилась в своих познаниях в итальянском языке единственным словом - Bulgari. Мы решили уйти от банальностей, описанных в каждой книге по истории компании. В этом нам помогла очаровательная Элина Бромберг, работающая в отделе высоких ювелирных коллекций Bulgari в Нью-Йорке. Именно она организовала для нас Gemstone Talk в офисе компании, где нам показали редкие камни и рассказали о месторождениях и источниках вдохновения и методах работы нынешнего дизайнера марки Лючии Сильвестри. Два часа трепетного перебирания самоцветов - и мы готовы к посещению музея марки!
















Коллекция музея Булгари не так велика, как, предположим, Van Cleef & Arpels. Пять лет назад Булгари стала частью международного концерна LVMH - и встал вопрос о системном подходе к наследию марки. Несколько исторических и знаковых для Булгари предметов были куплены на аукционах, кое-что взято для экспозиции у частных владельцев. Для нас были открыты витрины - исторические сокровища можно было примерить.

Завершил "день Булгари" массовый заезд на винтажных "фиатах" по местам вдохновения художников марки. "Фиаты", опять же напомнившие о фильме "Римские каникулы" (и как только двухметровый Грегори Пек умещался в этой крошечной  машинке?), принадлежат частным автолюбителям, которые по выходным катают желающих по Риму. Надо ли говорить, что все они - весьма занятные личности? В общем, это было весело - кортеж из разноцветных машинок вызывал неизменное оживление на улицах Рима, нам сигналили, с нами фотографировались...










Если вы спросите меня, какой музей лучший в Риме, я без колебаний отвечу - дворец Дориа-Памфили на Корсо. Таким в моем понимании и должен быть музей - сохранивший ауру частного дома, наполненного историей, искусством и эмоциями. При входе вам дают аудиогид - и вы совершенно растворяетесь в приятном голосе, который по-английски начинает свою речь так: "Здравствуйте, меня зовут Джонатан Дориа-Памфили, и я расскажу вам историю своего дома, в котором живу с детства..." Голос неторопливо ведет вас по комнатам - "Вот здесь в саркофаге лежала настоящая мумия, и мы страшно боялись ее в детстве", "Вот в этом зале танцевали", "А вот это комната моей мамы"... Милые семейные сцены сменяются историей: Дориа-Памфили дали Риму папу-созидателя Иннокентия Х, который покровительствовал скульптору Бернини и украсил город многочисленными работами этого мастера. Портрет папы работы Веласкеса висит во дворце.
Дориа-Памфили всю жизнь собирали произведения искусства. Им принадлежат несколько выдающихся работ Караваджо, которые можно видеть в этом доме. Одна из них, "Кающаяся Мария Магдалина", даже имеет отношение к теме нашего путешествия - свидетельством раскаяния грешницы стали рассыпанные по полу драгоценности. 
Но пусть спокойный рассказ Джонатана не вводит вас в заблуждение. Уже несколько лет благородное семейство сотрясает конфликт, вынудивший их начать продавать свою коллекцию исторических украшений (в последние годы сразу несколько вещей появились на аукционе Sotheby's в Женеве). Семейная свара, заставившая наследников знаменитой фамилии схлестнуться в жестокой борьбе, кипит нешуточными страстями. 


Последние Дориа-Памфили с усыновленными детьми


Последний принц Дориа-Памфили вернулся с войны с серьезной травмой. В результате семья не могла иметь детей и усыновила двух сирот из Лондонского приюта. Дети выросли, родители умерли. Теперь бывшие сиротки ведут жестокую тяжбу за наследство, в которой замешано все: деньги, мораль, ханжество. Ну и без личной неприязни не обошлось, конечно.
Портрет папы Иннокентия Х работы Веласкеса

Кающаяся Мария Магдалина работы Караваджо

"Отдых на пути в Египет" Караваджо

На судебные издержки идут драгоценности старинного рода - в последние годы на аукционе Sotheby's Magnificent Jewels & Noble Jewels в Женеве были выставлены украшения семейства Дориа-Памфили.











Палаццо Колонна












Частные покои самого роскошного римского Дворца Колонна обычно закрыты для посетителей. Нам их открыли. Мрамор, картины, мебель... по-моему, мы вполне вписались в дворцовые интерьеры. Особенно потрясает парадный зал, расписанный от пола до потолка и освещенный тысячами свечей. И да, вы не ошиблись - именно здесь снималась заключительная сцена фильма "Римские каникулы" - помните, как герой Грегори Пека под гулкий звук собственных шагов прощается со своим призрачным счастьем?
В этот же вечер - ужин во дворце Одескальки. Князь Одескальки увлекается кулинарией и вызвался сам приготовить нам ужин. Что можно сказать? Еда - сносная, но само семейство Одескальки очаровательно.

Карло и Лючия Одескальки






На стене - старинная копия Salvator Mundi

Лючия Налли была студенткой римского университета, когда на одной из вечеринок встретила своего будущего мужа, Карло Одескальки. Она обратила внимание на то, что он хороший танцор, и это послужило поводом для знакомства, которое отказалось любовью с первого взгляда. Дочь инженера понятия не имела о том, кто ее партнер по танцам. Оказалось, что он римский князь, в роду которого были три папы. После свадьбы молодые поселились в фамильном дворце 17 века в центре Рима, построенном Бернини. Именно там и сегодня находится студия Лючии Одескальки, современного ювелирного дизайнера.
Это - одно из самых "закрытых" мест Рима. Семья живет во дворце до сих пор, и до сих пор стены дворца украшают полотна Караваджо. Но Лючия далека от барочных архитектурных нагромождений (хотя именно архитектуре она училась в университете). Ее украшения сочетают в себе разные материалы (от пластика до платины), они подвижны, легки и очень индивидуальны. Лючия придерживается мнения, что украшение не призвано подчеркивать статус, оно должно подчеркивать индивидуальность. То есть, не украшение красит женщину, а женщина раскрывает свой характер, выбирая ту или иную вещь.
Описывать украшения Lucia Odescalchi бессмысленно. Подвижные? Да. Живые? Очень. Узнаваемые? Пожалуй. Но это все не главное. Главное - свобода, с которой Лючия подходит к любой задаче. 

Музей этрусков
Музей этрусков в Риме - не самый посещаемый (мы там были практически одни), и очень интересный. Загадочный народ, неизвестно откуда пришедший и ушедший в небытие, создал цивилизацию невероятного уровня. Этруски верили в загробную жизнь, поэтому снабжали своих мертвецов всем, что могло им понадобиться: благодаря этому обстоятельству до нас дошли их золотые ювелирные украшения. 
Спустя два с половиной тысячелетия в Риме появился человек, поставивший перед собой задачу возродить древнее мастерство этрусков. Его звали Фортунато Пио Кастеллани. Сегодня небольшая коллекция его работ находится в музее этрусков - рядом с первоисточником.
Castellani





Как выглядели сувениры, которые в 19 веке привозили домой богатые англичане из путешествий по Италии? Это были тщательно сделанные золотые украшения с античными сюжетами, напоминавшими путешественникам о посещенных руинах и разрушенных храмах. Чаще всего на этих сувенирах стояла подпись Castellani.
Имя Castellani прежде всего связано с эстетическим движением, которое получило название "Археологическое Возрождение". Римская семейная фирма в середине 19 века стала делать украшения, главной целью которых было доказать, что казавшиеся утраченными технологии древних греков, этрусков и египтян возможно повторить пару тысячелетий спустя.
Основатель Castellani Фортунато Пио Кастеллани открыл свой первый магазин в Риме в 1814 году. Несколько лет спустя он попал на лекцию своего старого друга Микеланджело Каэтани, который рассказывал о том, как придать золоту "античный" вид. Кастеллани пришла в голову идея - искать вдохновение у античных ювелиров.
Вместе с сыновьями Алессандро и Августо Фортунато Пио стал основателем и законодателем "археологического" стиля.
Творения Кастеллани никогда не делались из слишком дорогих материалов. Золото - да, но не камни. Он использовал гранулляцию и другие древние ювелирные приемы, а вместо камней - микромозаику, вставлял в украшения старые римские камеи и миниатюры.
Сегодня фирмы с таким названием нет. Зато ее вещи находятся в крупнейших мировых музейных и частных коллекциях. 






Фабио Салини - 100-процентный римлянин, эстет и художник - уверяет, что мечтал о профессии ювелира с детства. Толчком для начала творчества (как и для многих других выдающихся ювелиров нашего времени) стали витрины Булгари. Фабио устроился туда на работу, учился сортировать камни, и навсегда влюбился в цветные минералы. Оставаться в Булгари, впрочем, он не захотел - его не устраивала судьба "неизвестного солдата" в большой компании.
Я познакомилась с ним лет 10 назад в Милане, на закрытой выставке для специалистов ювелирного дела. Он мне понравился. Очень. И как человек - удивительно мягкий, с благородными манерами и хорошим вкусом. И как художник, использующий необычные материалы для создания нетривиальных украшений. Карбоновое волокно, бамбук, солома, кожа ската, шелковые нити - все идет в дело. Результат не похож ни на кого другого.
В украшениях Фабио Салини часто можно видеть королеву Иордании Ранию - она стала одной из первых его клиенток и хранит верность своему ювелиру.
На мой взгляд, Фабио Салини - настоящий визионер. Он видит раньше других то, что через некоторое время становится очевидным. Его украшения достаточно строги, никогда не скатываются на "неправильную сторону" вкуса. 



Fabio Salini






Заключительный ужин - в доме Аманды Триосси. Старый римский дом с античной аркой во дворе - что может быть романтичнее? Образец вкуса, умнейшая, образованная и остроумнейшая собеседница, Аманда еще и показала класс утонченного аристократического приема, где все идеально - от убранства стола до еды.


Amanda Triossi









Ну и, конечно, сам город - утопающий в сиреневом облаке благоухающих глициний, истекающий соком ранней клубники, провоцирующий, радующий, разнообразный... В общем, Вечный. Лучший.






Рим, мы еще вернемся!