четверг, 14 марта 2019 г.

Ювелирное путешествие в Японию: Less Is More

Ваби-саби. Это слово, при звуке которого мы представляем себе сеть ресторанов японской кухни, для самих японцев означает очень многое, если не все. Ваби-саби - основа эстетики этой страны, то, что для европейцев означает "золотое сечение", принцип, на котором зиждется система культурных координат. Это - привычка к уединенному созерцанию, углубленности в себя и самопознанию через восприятие окружающей природы. Суть - три фразы: "Ничто не вечно. Ничто не завершено. Ничто не совершенно".
Для нас, привыкших к аффектированным внешним проявлениям эмоций, такой подход труден. Глаз мечется, хочет смены картинок, впечатлений... Для того, чтобы замереть в созерцании озера, дерева или цветка, нужно сильно замедлить бег, настроить зрение и голову, открыть сердце. И тогда начинаешь замечать, что каждое дерево в Японии - произведение божественной Природы, будто сошедшее со старинной гравюры.







Япония - страна, в которой нужен проводник. Сколько ни читай книг и путеводителей перед поездкой, все равно ничего не понятно. Япония привыкла рассчитывать только на себя. Даже в больших городах надписей на английском языке крайне мало.




Нам повезло - нашим проводником по этой стране согласился стать Такеши Фудзимори, директор парижского отделения компании Albion Art Institute. Человек абсолютно блестящий, знающий семь языков (в том числе русский и хинди), он взял на себя труд помочь сориентироваться в незнакомой стране десяти растерянным дамам, приехавшим в ювелирное путешествие из Москвы, Пенсильвании, Риги, Таллина, Пензы и Киева.
Но начнем по порядку. Наш первый визит - в офис единственной всемирно известной японской ювелирной компании - Mikimoto. Вообще-то я сопротивлялась - не в правилах наших путешествий ходить по столь очевидным адресам. В 8-этажный магазин Микимото в Токио может зайти каждый. Нас подняли на служебном лифте на секретный восьмой этаж, куда нет доступа обычным покупателям (к слову, в самом магазине покупателей много на каждом этаже - для японцев вещь от Микимото входит в обязательный список).
Гениальный изобретатель метода культивации жемчуга Кокити Микимото любил повторять: "Я хочу украсить шею каждой женщины на планете ниткой жемчуга не дороже 20 долларов. Если у нее не будет 20 долларов, я ей подарю эту нитку". Вы, надеюсь, понимаете, в каком месте нынешние владельцы компании Mikimoto оборвали цитату отца-основателя? Правильно. Слоган фирмы сегодня звучит так: "Я хочу украсить шею каждой женщины на планете ниткой жемчуга". Точка.





Нам подробно рассказали о сегодняшнем дне компании, ответили на каверзные вопросы. Например, мы узнали, что сегодняшний размах производства не позволяет Микимото пользоваться только продукцией собственных жемчужных ферм, и марка покупает жемчуг, как и все другие компании, на мировых жемчужных аукционах. Единственная привилегия, которая есть у Микимото - это право выкупать верхние 3-5 процентов урожая, лучший жемчуг, который появляется на рынке. Сегодня марка работает не только с жемчугом акойя, которым занимался г-н Микимото, но и с более крупным жемчугом Южных морей, и с натуральным розовым жемчугом конх из Карибского бассейна.

Следующий наш визит - в частный музей Рене Лалика в Хаконе, районе рядом с горой Фудзи. Сама гора, как известно, капризна - показывается далеко не всем. Честно говоря, в автобусе мы спали, но вдруг проснулись, как по команде - гора предстала перед нами во всей красе. Оценили мы это зрелище на следующий день, когда пошел дождь, опустился туман, и обещанный отелем "вид на Фудзи" попросту исчез - никакого намека на красавицу-гору не осталось...
К Лалику у японцев особая любовь. В 1868 году на Парижской всемирной выставке миру впервые было явлено японское искусство, которое произвело сильнейшее впечатление на европейских художников. Можно без преувеличения утверждать, что искусство Ар Нуво выросло из этого увлечения Японией. Любовь к природе, доставшаяся художникам Ар Нуво в наследство от японцев, сегодня отозвалась неизбывным интересом японцев к европейским работам начала прошлого века.
Перед музеем - вагон-ресторан знаменитого "Восточного экспресса", стеклянные панели в котором выполнены на фабрике Лалика.

Музей Лалика, честно говоря, особого впечатления не произвел - там собраны в основном более поздние работы из стекла. Но именно в этом музее была назначена встреча с ювелиром Кунио Накадзима - верным последователем Лалика. Он использует ювелирные техники своего великого предшественника. Темы его работ - цветы из собственного сада. По сравнению с Лаликом - слишком прямолинейно, на мой вкус...



Следующий наш собеседник - мастер Buchin Yoshioka, работающий над механическими игрушками в виде насекомых, морских звезд и цветов. Все его вещи очень подвижны, сделаны с почти нечеловеческим усердием и фантастическим мастерством. Для искусства не хватает самой малости - эмоций.

Отправляемся в Киото - старую столицу Японии. Здесь у нас всего одна ювелирная встреча - зато богатая туристическая программа.


В Киото национальная одежда - кимоно - видна на улице чаще, чем европейское платье. Примерили кимоно и наши девушки - их появление на улицах старого города произвело фурор и настолько поразило фотографа, что он попросил разрешения разместить получившиеся картинки на своем сайте.




Насладились компанией юной майко - ученицы и гейко - наставницы. При том, что владение английским не входит в программу их обучения, контакт был полным.



Путешествие в Нару - самую старую столицу Японии. Парк со священными оленями - главный аттракцион. Олени ведут себя, как цыганята, выпрашивают еду, если что-то не получают - хватают за одежду и даже кусаются. Очень милы.



С утра на скоростном поезде едем в Кобэ. Что можно смотреть в этом городе-порту, разбомбленном в годы Второй мировой войны и отстроенном заново? Конечно, украшения самой изысканной японской марки Gimel.
То, что вы видите за нашими спинами, - бескрайние просторы, покрытая деревьями гора, за ней - море. Хозяйка Gimel Каору Кей Акихара несколько лет назад перенесла свою мастерскую из центра Кобэ на покрытую лесами гору. Она считает, что каждый работник компании должен ежедневно совершать восхождение - на машине, на велосипеде, на автобусе, - и наблюдать за сменой красок в природе. Только так, по мнению Кей, можно достичь настоящего ювелирного мастерства, отточить глаз на оттенки.
Эта маленькая женщина - представитель древнейшего аристократического рода, ищет совершенства во всем. Для нее нет несущественных деталей - даже в мастерской ювелиры сидят лицом к панорамному окну с видом на лес и море. Украшения, которые выходят из этой мастерской, - прямое следствие такого подхода. Тонкость, изящество, лаконизм, камни высочайшего уровня - все сошлось в этих некрупных вещицах.









На обратной стороне каждого украшения - маленький подарок от Кей: улитка, гусеница, муравей... Мы покидаем мастерскую в задумчивости и ощущении счастья: значит, в этом мире все же можно достичь совершенства. Хотя ваби-саби говорит о противоположном. Только Кей видит, в чем ее вещи нуждаются в улучшении - нам это не дано.

Возвращаемся в Токио, где нас ждет кульминация путешествия - встреча с легендарным человеком, владельцем самой значительной ювелирной коллекции в мире - Казуми Арикавой, главой Albion Art Institute. Об этой коллекции можно рассказывать долго - она объединила предметы древней Месопотамии 3000 лет до нашей эры, королевские украшения Европы, лучшие произведения Ар Нуво и Ар Деко. Казуми Арикава выбирает предметы в коллекцию очень придирчиво - только лучшее. За последние два года он собрал коллекцию Лалика и его современников, которая превосходит собрания известных музеев. Кстати, во время нашего путешествия выставка этих украшений проходила в Токио под эгидой L'Ecole Van Cleef & Arpels. Судите сами:
Rene Lalique

George Fouquet

Rene Lalique

George Fouquet

Rene Lalique

Rene Lalique

Georges Fouquet

Rene Lalique

Rene Lalique

Georges Fouquet

Georges Fouquet
Ну и наконец, несколько вещей из коллекции, которые г-н Арикава лично представил нам в своем токийском офисе.
Mesopotamia, 3000 B.C.

Mesopotamia, 3000 B.C.

Mesopotamia, 3000 B.C.

Ancient Egypt

Europe, c. 1620

Renaissance

Victorian

Ancient Rome

Lacloche Freres

17th century

17th century

Rome, 2 century

Jewels of Catherine the Great

Wurttemberg parure

Chaumet, c. 1900

Wurttemberg parure

Faberge
Конечно, главным удовольствием было то, что уникальные вещи можно было не только держать в руках, но и примерить. Шеи и плечи распрямились, взгляд стал гордым - королевские украшения обязывают.


Как говорится, наша жизнь теперь никогда не будет прежней.