понедельник, 21 мая 2018 г.

Женева: коротко и ясно







Ювелирное путешествие в Женеву было первым, о котором я не писала в ФБ. Во-первых, потому, что оно было коротким. Во-вторых, эта поездка шла вразрез с моими правилами - я не зову людей на профессиональные выставки. Просто потому, что им там делать нечего - ювелиры приезжают туда работать, а не общаться. Но выставка GemGeneve, которая впервые прошла в середине мая, была особенным событием. И мы отправились на нее небольшой, сплоченной и очень профессиональной группой. Среди нас были геммологи, ритейлеры, коллекционеры.


Выставка была придумана двумя очень известными в профессии людьми - коллекционером Томасом Фербером и дилером драгоценных камней Ронни Тота. И если поначалу выставка была задумана как альтернатива Baselworld, то впоследствии была выработана другая концепция, которая сможет обеспечить начинанию долгую жизнь.
Ни для кого не секрет, что за последние годы состоялся массовый исход ювелиров с выставки в Базеле. Ювелиров не устраивало многое - и то, что основное внимание на выставке уделяется часам (надо сказать, что традиционное объединение часов и украшений в одном магазине - дань традиции, на самом деле это совершенно разные рынки, работающие по разным законам). Байеры, приезжающие в Базель, все свое время и деньги тратят на часы, а до украшений иногда даже не доходят. Кроме того, Базель во время выставки - крайне неприятный город. Негде спать, негде есть, многим участникам и гостям приходится каждый день ездить на поезде из Цюриха, Люцерна и обратно, поскольку Базель не может принять такое количество гостей. Политика организаторов выставки тоже мало кого устраивает: ювелиров заставляют строить все более помпезные стенды (зачастую чтобы скрыть тот факт, что участников становится все меньше, и пустые места надо заполнять). В общем, как в плохом ресторане - дорого и невкусно.
Итак, куда же денутся ювелиры, массово покинувшие Базельскую выставку часов и украшений? Совершенно очевидно, что для многих из них, выставлявшихся в Базеле на протяжении 30-40 лет, другие выставки не слишком интересны. Ни Inorghenta в Мюнхене, куда едут "легковесы", занимающиеся скорее дорогой бижутерией, нежели серьезными ювелирными украшениями, ни Гонконг, который можно рассматривать только как рынок драгоценных камней, ни Арабские Эмираты, куда полмира не ездит по политическим мотивам, не могут составить конкуренцию Базелю.
Осталось сделать свою, новую выставку. Было бы странно строить ее концепцию на "обиде" - мол, мы ушли из Базеля, и это нас объединяет. Вряд ли кого-нибудь привлекла бы такая идея - обида, витающая в воздухе, не способствует бизнесу.
И вот наконец слова были найдены. Новая ювелирная выставка GemGeneve, которая впервые прошла в Женеве с 10 по 13 мая, сформулировала свои цели, на мой взгляд, блестяще. К участию в ней приглашены компании, находящиеся в руках семей. То есть, не безликие концерны, которыми руководят наемные менеджеры, а семейный бизнес - мама, папа, бабушка, дедушка, дети, внуки. Решения в таких компаниях принимаются быстро и в домах, которые хранят семейные традиции и устои. Именно в таких компаниях еще сохраняется дух ювелирного искусства.




Организаторы GemGeneve Thomas Faerber и Ronny Totah
Организаторами и инициаторами новой выставки выступили Thomas Faerber (известнейший коллекционер ювелирных украшений) и Ronny Totah. Под их знамена встали известные в узких кругах компании ("узкие круги" - поскольку эти марки нередко работают как фабрики, снабжающие украшениями высочайшего уровня высокие ювелирные коллекции мировых брендов), а также специалисты по драгоценным камням. Состав достаточно пестрый - но очень уважаемый. В Женеву съехались "гранды" профессии. Те, кто поостерегся подписаться на новое дело, приехали в Женеву наблюдателями - и от того, что они увидели, будет зависеть будущее новой выставки.
Встретить в одном месте всех великих ювелиров и коллекционеров современности практически невозможно. GemGeneve это удалось - JAR, Viren Bhagat, Kaoru Kay Akihara (Gimel), Kazumi Arikawa (Albion Art Institute), Fulvio Maria Scavia - это если перечислить только верхние строчки списка. Все они были доступны, заинтересованы, делились мнениями и советами.
Nadia Morgenthaler

Советы особенно были нужны молодым участникам выставки. На GemGeneve был еще и специальный раздел Нового Дизайна. Составлением этой программы занималась Вивьен Беккер - специалист по ювелирному искусству. По ее словам, она хотела собрать максимально представительную картину дизайнеров, которые находятся off radar, то есть, не светятся в прессе и не занимаются продвижением себя и своих творений в соцсетях. В ее список попали уже опытные ювелиры - Fabio Salini, наш соотечественник Александр Тензо   и одна из "учениц JAR" - Nadia Morgenthaler, а также молодые ювелиры, начинающие свой путь с бескомпромиссного художественного высказывания - Sean Gilson, Hannah Martin, Cora Sheibani.
Cora Sheibani

Особое внимание хочу обратить на московскую марку Ninotchka Jewels - не только потому, что ее авторы - Евгений Глаголев и Тима Ибрагимов в прошлом работали со мной в журнале J&W Russia и смогли вынести из этой работы знания и страсть к ювелирным украшениям, но и потому, что мне просто нравятся их вещи.
Они привезли на выставку, например, вот этот браслет, сделанный из окаменелого дерева (каждая дощечка вырезана и гравирована вручную), золота, серебра, патинированной бронзы с бриллиантами и сапфирами. Приятно, что с самого начала дизайнеры подходят к своему делу без компромиссов - только ручной труд, никаких компьютеров. И в этом - отнюдь не спесь и не ретроградство, а уважение к тому, что человек может сделать своими руками. Именно эта вещь вызвала особый интерес - Жоэль-Артур Розенталь (JAR) подходил к ней несколько раз и подробно о ней расспрашивал.


Серьги из золота с изумрудом и брилиантом, сделанные в форме засохших осенних листьев, подчеркнули любовь "Ниночки" к природным явлениям. Кстати, название марки взято из старого фильма с Гретой Гарбо (плакат висел прямо на стенде). В фильме героиня Греты, до мозга костей советская девушка Нина отправляется по заданию партии в Париж, чтобы вернуть в Россию драгоценности, вывезенные хозяйкой-аристократкой после революции. Надо ли говорить, что в Париже Ниночку ждут любовь и поколебленные принципы? Это единственная комедийная роль Греты Гарбо - и отличное название для молодой ювелирной марки.
Рядом - стенд совсем молодого участника из Парижа - Emmanuel Tarpin. Он сделал ставку на то, что надо понравиться всем - и в первую очередь, получить благословение того же JAR. Вещи Тарпана по объему и тематике очень похожи на работы его кумира - но именно это оставило ЖАРа равнодушным. В своей жизни великий мэтр видел огромное количество "поджарок" - еще один ему просто не интересен.
Emmanuel Tarpin

Emmanuel Tarpin

Emmanuel Tarpin

Emmanuel Tarpin

Emmanuel Tarpin

Emmanuel Tarpin
Настроение, царившее на выставке, весьма отличалось от угнетающего духа Базеля. Все были доброжелательны, энергичны, живо интересовались работами молодых, ходили друг к другу в гости. По словам всех, с кем мне удалось поговорить, эта атмосфера привела к неплохим бизнес-результатам. На выставку не съехались частные покупатели и любители украшений (расчет на это был у организаторов), но торговля между участниками ювелирного процесса шла достаточно активно.
Короче говоря, ювелиры хотят, чтобы эта выставка жила. Значит, будет жить. Даты следующей уже определены - 9-12 мая 2019 года.
Oselieri-Racine Jewellery 
Nadia Morgenthaler

Nadia Morgenthaler

Oselieri-Racine Jewellery 
Fabio Salini

Nadia Morgenthaler

пятница, 27 апреля 2018 г.

Римские каникулы - ювелирное путешествие в Вечный город

Вид с террасы дома Michele della Valle в Трастевере



Ассоциации с любимым фильмом возникают сразу. Никуда от них не деться - в какую сторону ни глянь, обаяние "Римских каникул" с тобой. Мы старше, опытнее, менее восторженны, чем юная принцесса Анна в исполнении Одри Хепберн (да и что говорить, мы совсем не принцессы), но невероятное восхищение разнообразием праздника, которое несет в себе Вечный город, накрыло нас с головой.
Мы - группа из 17 человек (Москва, Рига, Лондон, Киев, Нью-Йорк, Париж) отправились в пятидневное ювелирное путешествие в Рим, чтобы по возможности избежать туристических толп и увидеть тайные сокровища, которые этот город накопил за 3 тысячелетия.


Три тысячи лет истории снискали Риму славу "Вечного города". Толпы туристов ежедневно топчут древние камни, делают одинаковые фотографии, едят знаменитое мороженое и носятся по магазинам на виа Кондотти. Признаемся - раньше мы тоже были частью этой толпы.
Но больше не будем. Наш маршрут - по тайным местам славной ювелирной истории этого города. Ювелиры, работавшие для аристократов, и аристократы, ставшие ювелирами. Старинные технологии, оживающие в современных украшениях. Музеи, мимо которых мы раньше проходили просто потому, что не знали об их существовании. И "тайные" рестораны без вывески, в которых можно встретить не только самых знаменитых людей Италии (да и Бог с ними!), но настоящих гурманов.
Палаццо Лователли



Наша первая встреча - во дворце Лователли, на один вечер ставшем лекционным залом и местом демонстрации украшений. В этом дворце находится новый аукционный дом Bertolami, специализирующийся на античности. Двери в него открыла нам легендарная Аманда Триосси - специалист мирового уровня по истории ювелирного искусства и моя очень давняя подруга (подумать только - ее дочери сейчас 15 лет, а я помню, как мы гуляли с Амандой по весенней Москве, и Астрея была еще у нее в животе!). Специальные гости на наш вечер приехали из Милана - одна из самых креативных итальянских ювелирных компаний (что приятно, семейных) - Busatti Milano. Братья Лука и Андреа согласились привезти свои сокровища в Рим на один вечер. 
Busatti Milano

Busatti Milano
Busatti Milano
Busatti Milano

Busatti Milano

Busatti Milano

Busatti Milano
Бузатти увлечены природными мотивами, но украшения их очень современны - они используют карбоновое волокно, титан, дерево, перламутр и конечно, драгоценные камни высочайшего уровня.


Le Sibille

 Чего только люди не говорят и не пишут про ювелирные украшения! Мол, и красивые они, и дорогие, и драгоценные, и уникальные, и "шикарные" (ненавижу это слово!), и стильные... Но вот определения "очаровательные" и "обаятельные" применимы к украшениям крайне редко.
Крошечная римская марка Le Sibille (название взято у знаменитой фрески Рафаэля) делает именно такие украшения. Три женщины-художницы из года в год изучают сохранившиеся орнаменты на мраморных полах Помпеи, раннехристианские мозаики церквей Равенны, причудливые узоры барокко, чтобы воспроизвести их в своих изящнейших творениях. Художницы работают в технике микромозаики - и в их нарочитой небрежности есть особый смысл.
Когда-то они рассказывали мне, что долго экспериментировали - пытались сделать свои картинки из кусочков непрозрачной смальты более "причесанными". Но отказались от этого - отполированные и залакированные мозаики сразу теряли "дыхание". В творениях Le Sibille есть подлинность и море любви. Надеюсь, вы почувствуете эту любовь так же, как ее чувствую я, когда вижу эти полные очарования вещицы.


















 В Le Sibille мастерская и салон находятся в одном большом помещении. Все оборудование, вплоть до витрин, сделано своими руками из подручных средств - старых металлических коробок, газовых труб... Девушки сами с удовольствием ремонтировали и красили свой "дом" - и теперь даже дают желающим уроки микромозаики.

Bulgari


 Находясь в Риме, невозможно пройти мимо Bulgari - единственного итальянского бренда с вековой историей, да и вообще единственного полновесного международного бренда. В этой компании любят вспоминать, что Энди Уорхолл считал магазины этой марки музеями современного искусства, а Элизабет Тейлор, по словам ее дважды мужа Ричарда Бартона, ограничилась в своих познаниях в итальянском языке единственным словом - Bulgari. Мы решили уйти от банальностей, описанных в каждой книге по истории компании. В этом нам помогла очаровательная Элина Бромберг, работающая в отделе высоких ювелирных коллекций Bulgari в Нью-Йорке. Именно она организовала для нас Gemstone Talk в офисе компании, где нам показали редкие камни и рассказали о месторождениях и источниках вдохновения и методах работы нынешнего дизайнера марки Лючии Сильвестри. Два часа трепетного перебирания самоцветов - и мы готовы к посещению музея марки!
















Коллекция музея Булгари не так велика, как, предположим, Van Cleef & Arpels. Пять лет назад Булгари стала частью международного концерна LVMH - и встал вопрос о системном подходе к наследию марки. Несколько исторических и знаковых для Булгари предметов были куплены на аукционах, кое-что взято для экспозиции у частных владельцев. Для нас были открыты витрины - исторические сокровища можно было примерить.

Завершил "день Булгари" массовый заезд на винтажных "фиатах" по местам вдохновения художников марки. "Фиаты", опять же напомнившие о фильме "Римские каникулы" (и как только двухметровый Грегори Пек умещался в этой крошечной  машинке?), принадлежат частным автолюбителям, которые по выходным катают желающих по Риму. Надо ли говорить, что все они - весьма занятные личности? В общем, это было весело - кортеж из разноцветных машинок вызывал неизменное оживление на улицах Рима, нам сигналили, с нами фотографировались...










Если вы спросите меня, какой музей лучший в Риме, я без колебаний отвечу - дворец Дориа-Памфили на Корсо. Таким в моем понимании и должен быть музей - сохранивший ауру частного дома, наполненного историей, искусством и эмоциями. При входе вам дают аудиогид - и вы совершенно растворяетесь в приятном голосе, который по-английски начинает свою речь так: "Здравствуйте, меня зовут Джонатан Дориа-Памфили, и я расскажу вам историю своего дома, в котором живу с детства..." Голос неторопливо ведет вас по комнатам - "Вот здесь в саркофаге лежала настоящая мумия, и мы страшно боялись ее в детстве", "Вот в этом зале танцевали", "А вот это комната моей мамы"... Милые семейные сцены сменяются историей: Дориа-Памфили дали Риму папу-созидателя Иннокентия Х, который покровительствовал скульптору Бернини и украсил город многочисленными работами этого мастера. Портрет папы работы Веласкеса висит во дворце.
Дориа-Памфили всю жизнь собирали произведения искусства. Им принадлежат несколько выдающихся работ Караваджо, которые можно видеть в этом доме. Одна из них, "Кающаяся Мария Магдалина", даже имеет отношение к теме нашего путешествия - свидетельством раскаяния грешницы стали рассыпанные по полу драгоценности. 
Но пусть спокойный рассказ Джонатана не вводит вас в заблуждение. Уже несколько лет благородное семейство сотрясает конфликт, вынудивший их начать продавать свою коллекцию исторических украшений (в последние годы сразу несколько вещей появились на аукционе Sotheby's в Женеве). Семейная свара, заставившая наследников знаменитой фамилии схлестнуться в жестокой борьбе, кипит нешуточными страстями. 


Последние Дориа-Памфили с усыновленными детьми


Последний принц Дориа-Памфили вернулся с войны с серьезной травмой. В результате семья не могла иметь детей и усыновила двух сирот из Лондонского приюта. Дети выросли, родители умерли. Теперь бывшие сиротки ведут жестокую тяжбу за наследство, в которой замешано все: деньги, мораль, ханжество. Ну и без личной неприязни не обошлось, конечно.
Портрет папы Иннокентия Х работы Веласкеса

Кающаяся Мария Магдалина работы Караваджо

"Отдых на пути в Египет" Караваджо

На судебные издержки идут драгоценности старинного рода - в последние годы на аукционе Sotheby's Magnificent Jewels & Noble Jewels в Женеве были выставлены украшения семейства Дориа-Памфили.











Палаццо Колонна












Частные покои самого роскошного римского Дворца Колонна обычно закрыты для посетителей. Нам их открыли. Мрамор, картины, мебель... по-моему, мы вполне вписались в дворцовые интерьеры. Особенно потрясает парадный зал, расписанный от пола до потолка и освещенный тысячами свечей. И да, вы не ошиблись - именно здесь снималась заключительная сцена фильма "Римские каникулы" - помните, как герой Грегори Пека под гулкий звук собственных шагов прощается со своим призрачным счастьем?
В этот же вечер - ужин во дворце Одескальки. Князь Одескальки увлекается кулинарией и вызвался сам приготовить нам ужин. Что можно сказать? Еда - сносная, но само семейство Одескальки очаровательно.

Карло и Лючия Одескальки






На стене - старинная копия Salvator Mundi

Лючия Налли была студенткой римского университета, когда на одной из вечеринок встретила своего будущего мужа, Карло Одескальки. Она обратила внимание на то, что он хороший танцор, и это послужило поводом для знакомства, которое отказалось любовью с первого взгляда. Дочь инженера понятия не имела о том, кто ее партнер по танцам. Оказалось, что он римский князь, в роду которого были три папы. После свадьбы молодые поселились в фамильном дворце 17 века в центре Рима, построенном Бернини. Именно там и сегодня находится студия Лючии Одескальки, современного ювелирного дизайнера.
Это - одно из самых "закрытых" мест Рима. Семья живет во дворце до сих пор, и до сих пор стены дворца украшают полотна Караваджо. Но Лючия далека от барочных архитектурных нагромождений (хотя именно архитектуре она училась в университете). Ее украшения сочетают в себе разные материалы (от пластика до платины), они подвижны, легки и очень индивидуальны. Лючия придерживается мнения, что украшение не призвано подчеркивать статус, оно должно подчеркивать индивидуальность. То есть, не украшение красит женщину, а женщина раскрывает свой характер, выбирая ту или иную вещь.
Описывать украшения Lucia Odescalchi бессмысленно. Подвижные? Да. Живые? Очень. Узнаваемые? Пожалуй. Но это все не главное. Главное - свобода, с которой Лючия подходит к любой задаче. 

Музей этрусков
Музей этрусков в Риме - не самый посещаемый (мы там были практически одни), и очень интересный. Загадочный народ, неизвестно откуда пришедший и ушедший в небытие, создал цивилизацию невероятного уровня. Этруски верили в загробную жизнь, поэтому снабжали своих мертвецов всем, что могло им понадобиться: благодаря этому обстоятельству до нас дошли их золотые ювелирные украшения. 
Спустя два с половиной тысячелетия в Риме появился человек, поставивший перед собой задачу возродить древнее мастерство этрусков. Его звали Фортунато Пио Кастеллани. Сегодня небольшая коллекция его работ находится в музее этрусков - рядом с первоисточником.
Castellani





Как выглядели сувениры, которые в 19 веке привозили домой богатые англичане из путешествий по Италии? Это были тщательно сделанные золотые украшения с античными сюжетами, напоминавшими путешественникам о посещенных руинах и разрушенных храмах. Чаще всего на этих сувенирах стояла подпись Castellani.
Имя Castellani прежде всего связано с эстетическим движением, которое получило название "Археологическое Возрождение". Римская семейная фирма в середине 19 века стала делать украшения, главной целью которых было доказать, что казавшиеся утраченными технологии древних греков, этрусков и египтян возможно повторить пару тысячелетий спустя.
Основатель Castellani Фортунато Пио Кастеллани открыл свой первый магазин в Риме в 1814 году. Несколько лет спустя он попал на лекцию своего старого друга Микеланджело Каэтани, который рассказывал о том, как придать золоту "античный" вид. Кастеллани пришла в голову идея - искать вдохновение у античных ювелиров.
Вместе с сыновьями Алессандро и Августо Фортунато Пио стал основателем и законодателем "археологического" стиля.
Творения Кастеллани никогда не делались из слишком дорогих материалов. Золото - да, но не камни. Он использовал гранулляцию и другие древние ювелирные приемы, а вместо камней - микромозаику, вставлял в украшения старые римские камеи и миниатюры.
Сегодня фирмы с таким названием нет. Зато ее вещи находятся в крупнейших мировых музейных и частных коллекциях. 






Фабио Салини - 100-процентный римлянин, эстет и художник - уверяет, что мечтал о профессии ювелира с детства. Толчком для начала творчества (как и для многих других выдающихся ювелиров нашего времени) стали витрины Булгари. Фабио устроился туда на работу, учился сортировать камни, и навсегда влюбился в цветные минералы. Оставаться в Булгари, впрочем, он не захотел - его не устраивала судьба "неизвестного солдата" в большой компании.
Я познакомилась с ним лет 10 назад в Милане, на закрытой выставке для специалистов ювелирного дела. Он мне понравился. Очень. И как человек - удивительно мягкий, с благородными манерами и хорошим вкусом. И как художник, использующий необычные материалы для создания нетривиальных украшений. Карбоновое волокно, бамбук, солома, кожа ската, шелковые нити - все идет в дело. Результат не похож ни на кого другого.
В украшениях Фабио Салини часто можно видеть королеву Иордании Ранию - она стала одной из первых его клиенток и хранит верность своему ювелиру.
На мой взгляд, Фабио Салини - настоящий визионер. Он видит раньше других то, что через некоторое время становится очевидным. Его украшения достаточно строги, никогда не скатываются на "неправильную сторону" вкуса. 



Fabio Salini






Заключительный ужин - в доме Аманды Триосси. Старый римский дом с античной аркой во дворе - что может быть романтичнее? Образец вкуса, умнейшая, образованная и остроумнейшая собеседница, Аманда еще и показала класс утонченного аристократического приема, где все идеально - от убранства стола до еды.


Amanda Triossi









Ну и, конечно, сам город - утопающий в сиреневом облаке благоухающих глициний, истекающий соком ранней клубники, провоцирующий, радующий, разнообразный... В общем, Вечный. Лучший.






Рим, мы еще вернемся!