понедельник, 30 мая 2016 г.

Влад Глынин - белая ворона




Влад Глынин в российской ювелирной жизни подчеркнуто не участвует. Его работы и действия – это работы и действия убежденного индивидуалиста. Он общается только с частными клиентами, никогда не повторяет дизайн украшений, сделанных для конкретного человека. То есть, в отечественном ювелирном бизнесе, живущем в основном за счет массовки, Влад Глынин – белая ворона.


Глынин в 1984 году окончил с отличием Московскую школу художественных ремесел, в 1993 году окончил Московский художественно-промышленный институт имени С. Строганова (ныне Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Строганова).
Список номинаций и наград Глынина достаточно внушителен – он трехкратный победитель конкурса компании «Алроса», финалист конкурса De Beers Diamonds – International Awards 2000 г., победитель Первого Всероссийского Бриллиантового конкурса в номинации «Лучшее мужское украшение» 2003 г. Сделал несколько специальных подиумных коллекций для показов модельера Игоря Чапурина (2006-2008).
Работы Влада Глынина находятся в музейных и частных коллекциях в России и за рубежом.


Достаточно взглянуть на ювелирные эскизы Влада Глынина, чтобы понять, что этот человек – фанатик сродни средневековым алхимикам. В своем стремлении к совершенству он делает то, на что у большинства ювелирных дизайнеров просто не хватает ни времени, ни усидчивости. Его рисунки напоминают технические чертежи сложных механизмов, но в то же время отсылают нас к наброскам художников эпохи Возрождения. Строго говоря, такой детальной проработанности рисунки не требуются ни мастеру, который делает украшение, ни клиенту, который в большинстве случаев не способен разобраться в тонкостях чертежа. Они нужны лишь одному человеку – самому художнику. В них – его уважение к себе и окружающим. Его мировоззрение, если хотите.

Столь же тщательно Влад Глынин подходит не только к дизайну, но и к качеству своих работ. Он готов бесконечно переделывать кольцо, менять камни, пробуя закрепку под разными углами и добиваясь нужного ему эффекта. Люди, которым не важны детали, вряд ли смогут выдержать сроки Глынина: он не из тех, кто делает вещи «к завтрашнему утру». Иногда работа над одной вещью занимает год, а то и полтора. Но умеющие ждать бывают вознаграждены сполна: настолько оригинальны и не похожи украшения Влада Глынина на все остальное.

По словам художника, в камнях его больше привлекает красота, нежели ценность. Именно от камня, тронувшего сердце, начинается работа мысли. Среди работ Глынина есть и кольцо с простой морской галькой: у заказчика с камнем связаны сентиментальные воспоминания о знакомстве на берегу моря, которое переросло в серьезные отношения. Глынин сделал из гальки кольцо для помолвки, обвив камушек в форме сердца бриллиантовыми лентами.

Стиль его резок и силен: любительницам трепетных ромашек он вряд ли подойдет. Глынин приучает своих клиенток к яркому самовыражению. Дамы, никогда не помышлявшие о крупных кольцах, вдруг водружают на палец геометрическую конструкцию, которая не оставляет им никакого шанса остаться незамеченными. Клиентки обычно верят художнику, идут за ним. И готовы терпеливо ждать свой индивидуальный шедевр.









Открытка домой. J&W Russia, spring-summer 2016

Something to write home about. Jewellery tendencies for summer. Drawings by Anna Groysman









воскресенье, 22 мая 2016 г.

Цена Оппенгеймера



Чем хороши главные мировые ювелирные аукционы, так это своей непредсказуемостью. Ход их невозможно предугадать – взлеты и падения цен и продаж дадут фору американским горкам любой сложности. Дух борьбы захватывает всех, в аукционных залах висит густое, почти осязаемое напряжение. Но это же и главная проблема.
Всего полгода назад все радовались редким камням и готовы были отдать за них любые деньги – а сегодня рубины и изумруды снимаются с продаж, поскольку не вызывают достаточного интереса у покупателей. Ровно год назад на женевских аукционах был настоящий бум на натуральный жемчуг – за некоторые нитки давали миллионы, а сегодня они уходят за скромные десятки тысяч. Более того – все чаще непроданными остаются вещи, украшающие обложки аукционных каталогов. Вынос на обложку – дело серьезное. Это значит, что с данным лотом аукционный дом связывает особые надежды. И то, что он остается за бортом, означает серьезный просчет в ожиданиях. Так, на весеннем аукционе Sotheby’s Magnificent Jewels в Нью-Йорке не был продан главный лот – голубой бриллиант Ширли Темпл. Этот камень, который «любимица Америки» получила в подарок от отца, когда ей было 12 лет, перед аукционом проехал по всей стране, о нем много писали – и несмотря на это, он не достиг нижнего эстимейта цены и был снят с продаж. Ровно год назад такая же участь постигла другой «лот с обложки» - брошь с королевским провенансом, украшавшую каталог майских торгов Magnificent Jewels Christie’s в Женеве. Непроданным остался и великолепный и очень редкий «Императорский рубин» - оцененный Sotheby’s в 4,800,000 — 7,680,000 швейцарских франков, он не дошел до нижней границы эстимейта.
Emperor Ruby. Lot unsold

Похоже, сегодня никто не хочет рисковать – покупается лишь то, что гарантированно можно перепродать с выгодой для себя. За пределами интереса дилеров остаются уникальные, а значит, очень дорогие камни, зато камни попроще по-прежнему в ходу. Практически до нуля упал спрос на изумруды – продаются только старые камни, поскольку новые, недавно добытые, подвергаются пропитке специальной смолой, делающей их менее хрупкими. Дилеры не хотят покупать смолу по цене изумрудов – поэтому «зелень» сегодня не в цене.

Christie's Magnificent Jewels
AN IMPRESSIVE PAIR OF EMERALD AND DIAMOND EARRINGS
Estimate 
CHF800,000 – CHF1,200,000
Unsold

С рубинами история другая – бирманские камни настолько выросли в цене, что сами себя вытеснили с рынка. Подавляющее большинство ювелиров готово довольствоваться камнями с новых африканских месторождений, а «редкие птицы» из Бирмы иногда остаются за бортом. Спрос на колечки с многомиллионными камнями все же, видимо, ограничен.
Упал спрос и на старинные украшения. Людям свойственно обольщаться – многим кажется, что брошь или колечко, доставшиеся им по наследству от бабушки, имеют ценность антиквариата. Это не так в подавляющем большинстве случаев. Старые вещи (XIX век) обычно получают очень низкие оценки на аукционах, поскольку камни там плохие, огранка несовершенна. Такие вещи имеют сентиментальную ценность для своих хозяев – но увы, только для них. Аукцион – не место для чувств. Старинную вещь иногда не спасает даже «благородное» происхождение. На Sotheby’s в Женеве, например, были выставлены две броши из коллекции семейства Дориа-Памфили. Семейство знаменито не только тем, что дало Ватикану одного из самых известных пап – Иннокентия Х, покровительствовавшего искусствам, но и потрясающим частным музеем в Риме. Броши – одна с огромным изумрудом, другая с не менее впечатляющим бриллиантом – были оценены в 480 000 – 770 000 франков и 960 000 – 1 920 000 франков соответственно. Бриллиант купили за 1 690 000 франков, изумруд остался непроданным.
Sotheby's Magnificent & Noble Jewels
IMPRESSIVE EMERALD AND DIAMOND BROOCH, CIRCA 1840
Estimate 480,000 — 770,000
CHF
Unsold

Sotheby's Magnificent & Noble Jewels
IMPORTANT DIAMOND PENDANT, CIRCA 1840
Estimate 960,000 — 1,920,000 Lot Sold 1,690,000
CHF

Современные принцессы и их украшения сегодня больше в цене. Коллекция принцессы Габриэлы Лейнингенской продалась за внушительную сумму в 22 миллиона франков – в основном покупателями были американцы, падкие на титулы, которые им никогда не получить.
Princess Gabriela zu Leiningen


Габриэла родилась в богатой буржуазной семье и дважды была замужем – первый раз за принцем, который дал ей титул, второй раз – за Каримом Ага Ханом IV, 49-м имамом исмаэлитов, который дал ей миллионы. Принцесса прославилась благотворительностью, одно время была послом ЮНЕСКО по защите прав женщин. Ее коллекция более поражает богатством, нежели хорошим вкусом – за исключением нескольких очаровательных брошей работы Cartier. Брошь-скрипка и брошь-лягушка вызвали оживление у покупателей и были проданы за суммы, значительно превышающие эстимейт.

Christie's Magnificent Jewels
A DIAMOND, RUBY AND EMERALD NOVELTY BROOCH, BY CARTIER
Price Realized
CHF81,250 
Estimate
CHF30,000 - CHF50,000

Christie's Magnificent Jewels
A RUBY AND DIAMOND NOVELTY BROOCH, BY CARTIER
Price Realized
CHF269,000 
Estimate
CHF10,000 - CHF15,000


Интерес покупателей значительно возрастает, если на украшении стоит имя знаменитого производителя. От брендомании никуда не деться – и вещи Cartier и Van Cleef & Arpels традиционно продаются с некоторым превышением эстимейта. Правда, эстимейт этот иногда бывает достаточно низок – и для дилеров это хорошая возможность получить брендовую вещь значительно ниже ее цены в магазине. Например, брошь с перламутром в виде цветка Van Cleef & Arpels была продана на Sotheby’s за 9 375 франков, а на сайте Van Cleef & Arpels стоит цена 35 300 евро.
Christie's Magnificent Jewels
A UNIQUE GEM-SET 'TUTTI-FRUTTI INDE MYSTÉRIEUSE' BRACELET, BY CARTIER
Price Realized 
CHF869,000 
Estimate
CHF550,000 - CHF650,000

Sotheby's Magnificent & Noble Jewels
MOTHER-OF-PEARL AND DIAMOND BROOCH, 'ROSE DE NOËL', VAN CLEEF & ARPELS
Estimate 8,000 — 12,000 Lot Sold 9,375 CHF

Sotheby's Magnificent & Noble Jewels
DIAMOND AND RUBY RING, BULGARI
Estimate 10,000 — 15,000 Lot Sold 37,500
CHF
Особо нужно сказать об ажиотаже вокруг Bulgari. Украшений этой марки на обоих аукционах в Женеве было очень много. Такое ощущение, что изменение статуса компании (она вошла в международный концерн LVMH) заставило дилеров и владельцев ювелирных галерей начать охоту на старые вещи марки, сделанные в годы, когда Bulgari задавала тон мировому ювелирному искусству. Некоторые вещи продавались в 10, 15, а то и в 30 раз выше эстимейта, как, например, кольцо с сапфиром, скромно оцененное в 10 000 – 15 000 франков и проданное за 322 000 франков. Интерес понятен – украшения, сделанные новаторами-дизайнерами в единственном экземпляре, никогда не смогут быть заменены продукцией, продиктованной логикой мирового бренда, и всегда останутся коллекционной ценностью (в отличие от новых вещей). О высоком интересе к старым вещам марки говорит и тот факт, что экспертом Bulgari Амандой Триосси среди выставленных лотов были обнаружены подделки. К чести аукционов, фальшаки были сняты с торгов.
Sotheby's Magnificent & Noble Jewels
SAPPHIRE AND DIAMOND RING, BULGARI
Estimate 10,000 — 15,000 Lot Sold 322,000
CHF




Независимым ювелирам ХХ века – Rene Boivin и Suzanne Belperron – обычно везет на аукционах. Они давно признаны коллекционными. Их вещей мало, за ними идет охота – особенно теперь, когда в Нью-Йорке открылся магазин Verdura/Belperron, торгующий, помимо старых аутентичных вещей, «новоделами» по эскизам этих художников. Вердикт специалистов строг – старые вещи, которых касались руки авторов, обладают харизмой, новые вещи пока ее лишены. Именно поэтому украшения Suzanne Belperron (на Sotheby’s их было несколько) стабильно хорошо продаются.



Sotheby's Magnificent & Noble Jewels
DIAMOND NECKLACE, SUZANNE BELPERRON, CIRCA 1940
Estimate 145,000 — 240,000 Lot Sold 225,000
CHF

Современных авторов на больших аукционах практически нет. Вернее, их туда практически не берут. Логика аукционов понятна: их дело – продавать, а не пиарить художников. Естественно, в каждом правиле есть исключения. Christie’s продал две вещи самого именитого ювелира-одиночки JAR (продал далеко не блестяще – похоже, этот автор выработал свою цену на аукционах – или просто туда давно не попадали действительные шедевры, которых у него в прошлом было много). Второе имя, вызывающее большой интерес у покупателей – Viren Bhagat. Два его кольца – с натуральным жемчугом и изумрудом – были проданы с высоким результатом.
Christie's Magnificent Jewels
A PAIR OF GARNET, TOURMALINE, AMETHYST AND DIAMOND EARCLIPS, BY JAR
Price Realized 
CHF293,000 
Estimate
CHF250,000 - CHF300,000

Christie's Magnificent Jewels
A PEARL, NATURAL PEARL AND DIAMOND RING, BY BHAGAT
Price Realized 
CHF257,000 
Estimate
CHF170,000 - CHF250,000

Christie's Magnificent Jewels
AN EMERALD AND DIAMOND RING, BY BHAGAT
Price Realized 
CHF221,000 
Estimate
CHF170,000 - CHF250,000

Ну и, конечно, камни. Цветные бриллианты чувствуют себя прекрасно, на них не отражаются ни кризис, ни депрессия. Кульминацией торгов Sotheby’s стала продажа розового бриллианта за 30 826 000 франков. Christie’s ответил драматичной битвой за голубой бриллиант Оппенгеймера – полчаса шел торг, принесший в результате сумму 56 837 000 швейцарских франков.
Sotheby's Magnificent & Noble Jewels
‘THE UNIQUE PINK’ SUPERB FANCY VIVID PINK DIAMOND RING
Estimate 26,900,000 — 36,500,000 Lot Sold 30,826,000 СHF
Christie's Magnificent Jewels
THE OPPENHEIMER BLUE
Price Realized 
CHF56,837,000 
Estimate
CHF38,000,000 - CHF45,000,000



вторник, 10 мая 2016 г.

Он химик, он ботаник

Если вы хотите знать, как выглядят украшения современного ювелира, которые с удовольствием берут самые главные мировые аукционы, то вам сюда. Знакомьтесь – Микеле делла Валле (Michele della Valle), уроженец Рима, житель Женевы, ювелир, музыкант, аристократ и эстет.

Сказать, что Микеле вдохновляет природа – значит сказать банальность: это и так очевидно при взгляде на его украшения. Гораздо интереснее то, как он видит цвет и объем цветов, листьев, животных, воды, огня… При помощи драгоценных (и не слишком драгоценных, но выразительных по цвету и фактуре) камней он воссоздает живую поверхность творений природы, добиваясь почти осязаемого подобия. Зеленые как трава цавориты, оранжевые сапфиры и спессартины, красные как кровь рубины, голубые параибские турмалины соединяются в украшениях, заставляющих коллекционеров и любителей ювелирного искусства с нетерпением ждать, когда появится что-то новое.

По признанию Микеле, все началось еще в детстве. В маленьком римском магазине он купил пригоршню фальшивых камней. Они ему так понравились, что он сделал несколько украшений из латуни и алюминия. Ему даже удалось их продать – друзья родителей были снисходительны к талантливому подростку и с удовольствием поддержали его новое увлечение. Спустя несколько лет увлечение превратилось в страсть, и Микеле отправился на поиски драгоценных камней. Не секрет, что лучшие камни в мире находят в труднодоступных местах, к тому же поиск нередко осложнен гражданскими войнами и межнациональными конфликтами, протекающими в этих регионах. Микеле это не остановило. Он вспоминает свою первую покупку в 1976 году: бирманский рубин исключительного качества. Он показал камень легендарному дилеру цветных камней Роже Варенну, и тот посоветовал искать знакомства с братьями Булгари. Что Микеле и сделал – и последующие несколько лет проработал в контакте с Паоло и Джанни. «Я научился у них радости цвета, - вспоминает Микеле, - умению смешивать полудрагоценные камни, пусть и не самые дорогие, с настоящими драгоценностями. Я понял, что главное – художественный результат, а не стоимость используемых камней».

В украшениях Микеле делла Валле виден он сам, его подход к жизни и понятию красоты: они сильные, но в то же время нежные, уверенные в себе, самодостаточные, но женственные и соблазнительные. В том, что он делает, видна культура и хорошее знакомство с ювелирным искусством прошлого. Тени Rene Boivin и Fulco di Verdura явственно видны за его спиной – но это как раз тот редкий случай, когда автор не повторяет предшественников, а следует традиции.


«Мои украшения никогда не бывают темными и драматичными, - говорит он. – Я хочу, чтобы они приносили радость». Самому Микеле радость приносит пение – он обладает драматическим тенором и записал несколько дисков с оперными ариями.


Делла Валле практически не продает свои украшения через магазины. Он выбрал для себя вариант частных продаж – он приглашает клиентов в свою студию в Женеве. Таким образом, по его словам, он может лучше узнать человека, который хочет купить украшение Michele della Valle. Выполняется заказ в мастерских в Риме и Женеве. Другой способ познакомиться с украшениями этого автора – аукционы Magnificent Jewels в Женеве и Нью-Йорке.