воскресенье, 10 июля 2016 г.

В поисках высокого искусства

Блестящая реприза Фаины Раневской из телеинтервью: «Почему вы так часто меняли театры, в которых работали? - Вся моя жизнь прошла в поисках высокого искусства. – И что, нашли? – Нашла. В Третьяковской галерее» как нельзя лучше отражает то, что происходит сегодня в «высоком» ювелирном сегменте.
О том, что потребительская пирамида уже больше не пирамида, а тюбик зубной пасты, сильно сжатый посередине, говорят уже не первое десятилетие. Вымывание среднего класса (место сдавливания тюбика) привело к тому, что «товары» (паста) выдавливаются вниз (то есть, в сторону дешевизны) и вверх (предложение в высоком ценовом сегменте тоже неимоверно увеличивается). Оставим дешевый сегмент другим изданиям и посмотрим, что происходит в сегменте дорогом.
Boghossian, Yellow and white kissing diamonds earrings


Главная проблема ювелирного искусства в том, что оно имеет высокую стоимость. Большинство людей при взгляде на украшение спрашивают – сколько стоит? В зависимости от того, насколько услышанная цена соответствует их ожиданиям и состоянию кошелька, они и смотрят на вещь. Художественная сторона остается за пределами оценки. Никому не придет в голову оценивать полотно Леонардо да Винчи с точки зрения стоимости холста и красок, в то время как в ювелирной области это происходит сплошь и рядом. Стоимость материалов перекрывает в глазах покупателя эстетическую и эмоциональную сторону.
Hemmerle. Earrings in bronze with gold and diamonds

Hemmerle. Ring in copper, gold and diamonds

Не будем обольщаться – ювелирным искусством (как и искусством вообще) интересуется ничтожно малое число людей. Если в культуре в целом это два процента населения планеты, то в «блестящем» мире их и того меньше. Сложность еще и в том, что если крупнейшие мировые музеи бесплатны для посещения и насладиться мировыми шедеврами может каждый (их не обязательно при этом тащить в дом, чтобы повесить на кухне), то в ювелирной области вкус и страсть к драгоценностям должны совпасть с платежеспособностью. Немногие способны получать удовольствие, просто глядя на произведения прикладного искусства – их все же хочется приложить к себе. Людей, готовых покупать произведения ювелирного искусства, в мире единицы, и все их знают наперечет. Именно за ними ведут охоту ювелирные компании и именно им стремятся понравиться.
Michelle Ong for Carnet. Fish brooch in gold with rubies and diamonds^ Symbolic & Chase

При этом никогда ранее в ювелирном мире не говорили так много именно про искусство. И гигантские концерны-бренды, и независимые семейные фирмы пытаются добавить в свои украшения дополнительный смысл, то, что помимо драгоценных материалов, сделает эти вещи если не инвестицией, то хотя бы коллекционным вложением средств. Понятно, что редкие камни были и остаются наиболее привлекательными для тех, кому нужно если не увеличить, то сохранить капиталы в наиболее компактной «переносной» форме. Но камни сами по себе не способны согреть сердце (есть, конечно, любители «каменных» медитаций, но их сравнительно немного). Большинство предпочитает вещи, способные украсить женщину, доставить радость – в том числе и эстетическую.
Rene Lalique. Circa 1900. Veronique Bamps Gallery, Masterpiece London

Проблема в том, что произведение ювелирного искусства и его платежеспособный ценитель могут искать друг друга очень долго. Иногда всю жизнь. Иногда встреча может и вовсе не произойти.
Boghossian. A diamond and natural pearls bracelet

Ювелиры – и крупные, и не очень – прежде всего, озабочены тем, чтобы найти «своего» покупателя. Отчаяние, порой охватывающее ювелиров при поисках клиентов, сказывается хотя бы в том, что «высокий» сегмент перестал быть уделом избранных – если раньше компании думали о том, кто и как носит их украшения и трясли в пресс-релизах именами знаменитых персон, то теперь даже самые закрытые прежде Дома с готовностью вынимают из витрин миллионные колье, чтобы надеть их на шею какой-нибудь блоггерши – лишь бы она опубликовала свое видео в интернете. Если раньше компании пытались оградить себя от «массовости», то теперь их украшения разлетаются по десяткам тысяч подписчиков. Нечто подобное делалось в США в годы Великой Депрессии – женщинам, заходившим в универсальный магазин, чтобы купить мыло, на входе предлагали примерить дорогое колье. Купить – не купит, но запомнит на всю жизнь. Оправданно это или нет – никто не знает. Повышается ли интерес, а главное – появляются ли новые клиенты, сказать невозможно.
SABBA. Earrings in white gold with emeralds and diamonds^ Symbolic & Chase

Молодые дизайнеры, выбравшие для себя путь небольшого, но высокого производства, относятся к этим вопросам с гораздо большей щепетильностью. Они рассчитывают на верность своих клиентов, берегут их приватность, не фотографируют свои произведения и уж тем более не выкладывают их в сеть. Они работают так, как работали Луи Картье и Фредерик Бушерон больше ста лет назад – делая вещь для конкретного человека, глядя ему в глаза, учитывая его вкусы и привычки и не придавая своей деятельности рекламный характер. Потому у Lauren Adriana или SABBA и вещи сегодня получаются оригинальнее, чем у многих крупных и знаменитых компаний.
SABBA. Earrings in titanium and emeralds, Symbolic & Chase

Существующие «места скопления покупателей» - международные выставки, например, Базель, не слишком подходят для поисков покупателей. Базель – выставка, в первую очередь, часовая, и кроме того, чисто деловая: покупателями выступают магазины, а не частные лица. Вещи, сделанные в единственном экземпляре, вызывают ажиотаж у блоггеров (и в результате мощного освещения в Инстаграме успевают наскучить потенциальному покупателю еще до того, как он их увидит вживую), но оставляют равнодушными закупщиков магазинов (зачем им покупать сложные вещи, если на те же деньги можно купить целую партию легко продаваемых простеньких украшений). Последние годы стали свидетелями массового исхода ювелирных компаний из Базеля – огромная стоимость участия в выставке никоим образом не покрывается доходами от продаж. Но главное – ювелиры не получают того внимания, на которое рассчитывали.
SABBA. Natural pearl and diamond earrings, Symbolic & Chase

Именно поэтому ювелиры ищут альтернативные площадки для авторских украшений. Couture Show в Лас-Вегасе собирает молодых дизайнеров со всего мира, у которых нет производственных мощностей для создания бренда, зато есть желание сделать что-то свое, непохожее на остальных. Биеннале Антикваров в Париже по негласному уговору стала и смотром высоких коллекций крупнейших ювелирных брендов (правда, в этом году бренды дружно покидают Биеннале – это связано не только с изменением политики выставки, но и с финансовой ситуацией – перевозить украшения на неделю из магазинов на Вандомской площади в Гран-Пале и еще платить за это деньги не слишком целесообразно). Выставка TEFAF в голландском Маастрихте специализируется на антиквариате и полотнах старых мастеров, но включает несколько современных ювелирных компаний, тем самым давая их творениям статус произведений искусства.
Wallace Chan. Flower sculpture. Masterpiece London

Стартовавшая шесть лет назад выставка Masterpiece в Лондоне, пожалуй, наиболее гибкий формат для такого рода мероприятий – там есть все, от винтажных автомобилей и живописи 20-х годов прошлого века до самых продвинутых и востребованных современных ювелиров. Van Cleef & Arpels мирно соседствует с алюминиевыми украшениями Hemmerle, лондонская галерея Symbolic & Chase выставляет шедевры Ар Деко рядом с новейшими именами мировой ювелирной элиты – например, SABBA (Алессандро Саббатини). Крупнейшие антикварные галереи мира показывают вещи, которые могут служить иллюстрацией к курсу истории ювелирного искусства – от античности до наших дней, а гений из Гонконга Уоллес Чан привез свои титановые инсталляции. И главное – в Лондон съезжаются все, кому ювелирное искусство не только интересно, но и доступно: за несколько дней выставки можно встретить всех крупнейших коллекционеров, главных ювелиров, звезд и принцесс. И наконец, Уоллес Чан сформулировал, чем отличается Masterpiece от всех остальных «ярмарок»: "На всех остальных выставках, включая Биеннале антикваров в Париже, посетители все время задают вопрос - сколько стоит? Я не люблю такие вопросы. В Лондоне люди спрашивают - а как это сделано? Из чего? И говорят слова, приятные уху художника. Вот после этого я готов обсудить цену". 
Wallace Chan. Masterpiece London


На эту выставку ювелиру есть смысл стремиться – но попасть практически невозможно. И дело не только в том, что участников (их всего 150 – вместе с антикварными и художественными галереями) отбирает специальная комиссия экспертов. Участие достаточно дорого стоит (впрочем, дешевле, чем в Париже и Базеле). Главное – украшения должны соответствовать названию выставки Masterpiece не только в воображении автора, но на самом деле.


Комментариев нет:

Отправить комментарий