вторник, 29 марта 2016 г.

Базель: ярмарка тщеславия




Я обычно не пишу про выставки. Просто потому, что дело это сугубо профессиональное, широкой публике не интересное. Да и зачем рассказывать подробности людям, которые в принципе должны знать про бриллианты и рубины только то, что они растут в магазине?
Но публика теперь стала знающая. Уверена, что в магазинах «дурят», требует скидок и сертификатов. В общем, грамотная публика. Или считает себя таковой. Самые резвые отправляются за камнями в Индию или Таиланд, истово торгуются на уличных развалах и привозят «настоящие» рубины и изумруды за копейки, свысока поглядывая на «ленивых», покупающих украшения в магазинах. Помню, известная телеведущая, знающая о моде все и даже больше, в бытность свою главным редактором модного журнала, уверяла меня, что ее арт-директор в Индии купила бриллиант в пять карат за 800 долларов. И никак не хотела верить в невозможность этого.
Так что написать про выставку часов и ювелирных украшений в Базеле все-таки придется. Чтобы не было ни иллюзий, ни разочарований.

Итак, зачем проводятся подобные выставки?
Выставка в Базеле - всемирная ярмарка тщеславия. Здесь важна не победа, а участие - всегда считалось, если тебя нет в Базеле, значит, тебя нет в профессии. Правда, в последние годы все изменилось: от Базеля отваливаются целые пласты ювелирного производства. Сначала начали уходить мелкие фирмы (зачастую самые интересные по дизайну): стоимость участия для них неподъемна. Ушли многие дилеры бриллиантов: организовали свою выставку неподалеку, как бы говоря "большому Базелю": имей совесть, хватит задирать цены. Азиаты проводят альтернативный "Базель" в немецком Фрайбурге: до него всего 40 минут на поезде или автобусе от Базеля, а обстановка гораздо демократичнее, и торговля идет веселее.
В первом, самом пафосном павильоне, где собрались большие марки часов и украшений, шумно и часто слышна русская речь - соотечественники по-прежнему охочи до брендов. Во втором павильоне - тишина. Там выставлены украшения (правда, часы откусывают все больше пространства с каждым годом и поселились уже и там, где всегда были ювелирные вещи). Речь слышна в основном итальянская - не в силах смириться с утратой мирового господства в области ювелирного дизайна, потомки Челлини точат лясы в ожидании богатых клиентов. В этом году «исход» ювелиров продолжился. Холлы ювелирного павильона, и раньше-то не слишком оживленные, теперь пугают свободным пространством. Вместо прежних стендов – буфеты или складские помещения.
Настоящая жизнь кипит в третьем павильоне, куда редко доходят журналисты и где я провожу большую часть времени. Там продаются драгоценные камни и антиквариат. И там можно встретить всех, кто действительно важен в ювелирном мире. Разговор - на английском и иврите пополам с хинди.

Почему крупнейшая выставка проводится именно в Швейцарии? За полтора десятка лет, что я езжу в Базель, я слышу от участников одно и то же: Базель – ужасное место, где негде спать, негде есть, все очень дорого и к тому же на выставке ничего нельзя продавать. Швейцария – закрытая таможенная зона, все участники выставки ввозят товар по системе карне, то есть, должны вывезти его обратно нетронутым. Все, до последнего камня. Всю неделю по выставке ходят таможенники и проверяют, все ли на месте. Не дай бог что-то кому-то потихоньку продать или отдать – сразу начнутся неприятности. Конечно, кое-кому удается обойти эти сложности при помощи так называемого pocket carnet – того, что удалось провезти тайно в карманах.
И все же, именно эта закрытость и эти запреты (не говоря уже о том, что Швейцария является центром часовой индустрии) – главная причина того, что выставка проводится здесь. Это ставит всех участников в равные условия. На выставке товар демонстрируется, заключаются сделки, делаются заказы, но доставка осуществляется позже.
Patek Philippe booth
И в этом – еще одна причина постоянного недовольства участников. Для того, чтобы выставиться в Базеле, они должны заплатить огромную сумму. Строительство стенда (а руководство выставки требует от участников серьезной презентации, иногда в два этажа) может стоить больше двух миллионов евро. Нужно привезти команду из пяти-десяти человек, поселить ее в гостинице (цены на время выставки взлетают неимоверно), кормить ее и особо важных клиентов… а перед этим – придумать и сделать драгоценную коллекцию, что тоже стоит немалых денег. И потом сидеть на стенде, терпеливо ожидая покупателей – но не денег, денег придется ждать еще минимум полгода, когда заказ будет подтвержден и оплачен.
Выставка в Базеле – чисто деловая. Производитель выставляет товар – магазины его закупают. Здесь (до недавнего времени) с частными покупателями даже разговаривать не хотели. Сейчас все изменилось – производящие компании готовы продать хоть что-нибудь кому угодно. Особенно неловко чувствуют себя те немногие марки, которые работают в художественном ключе. То есть, делают вещи в единственном экземпляре. Понятно, что магазины такими вещами мало интересуются – потратив основной бюджет на закупки часов, байеры приходят в ювелирный павильон, чтобы выбрать базовые вещи. Никто из них не будет тратить деньги на «авторские» украшения – риск «зависнуть» с ними велик. Встреча авторского произведения с одним-единственным покупателем может затянуться, иногда не произойти вовсе. Поэтому художникам остается довольствоваться визитами многочисленных журналистов и блогеров, выслушивать комплименты и фотографироваться с ними в надежде на грядущую мировую известность.
Alessio Boschi

Кстати, о блогерах. Мировой кризис окончательно сбросил ювелирные украшения с пьедестала «недоступности» и «роскоши». Посмотреть, потрогать и примерить изумруды с куриное яйцо могут теперь все. А главное – сфотографироваться: в колье, тиаре или браслете. В этом году по Базелю бродили толпы усталых и располневших Барби «на лабутенах» и в кружевах, чьей единственной задачей были бесконечные «селфи» на каждом стенде. Они – желанные гости всюду: им все нравится, они на все говорят wow, хлопают глазками и расточают улыбки. В нынешней ситуации отсутствия реальных клиентов присутствие таких барышень на стенде даже полезно: пусть прохожие думают, что дела идут хорошо и ювелир пользуется успехом.
Alessio Boschi

И, наконец, о тенденциях. Вымывание среднего класса привело к тому, что украшения в ценовом диапазоне от 5 до 30 тысяч евро просто оказались не востребованы. Продать можно что-то ниже или значительно выше по цене. Проблема заключается в том, что основная масса ювелирных марок работает именно в этом вымирающем диапазоне. И перестроиться никак не могут. Несмотря на кризис, производство не становится дешевле. За пять тысяч евро сегодня можно купить лишь колечко с полудрагоценным камнем и россыпью бриллиантов. Выглядеть оно будет… ну, так себе. Поэтому главная задача дизайнеров – придумать что-то, что по-прежнему будет выглядеть драгоценностью и при этом не будет стоить, как чугунный мост. С этой задачей непросто справиться.
Georg Jensen & Zaha Hadid

Georg Jensen & Zaha Hadid

Georg Jensen & Zaha Hadid

Известная датская компания Georg Jensen, например, пошла на радикальный шаг и пригласила к сотрудничеству архитектора Заху Хадид, которая не только оформила стенд и околостендовое пространство, но и придумала коллекцию очень крупных и «яростных» украшений. Серебряная версия без камней укладывается в 2-3 тысячи евро, золотая с черными бриллиантами дороже. Но украшение от Хадид – это statement. Не каждая женщина на него осмелится и не всем оно понравится. Зато запомнится всем без исключения.
Одной из главных тенденций выставки стали украшения-игрушки. Как еще завлечь покупателя? Живущий в Таиланде итальянец Alessio Boschi вставил внутрь колец лампочки с батарейками, и кольца мерцают и переливаются разными красками. Вслед за успехом прошлогодней порхающей бабочки британского ювелира Гленна Спайро вся выставка замахала крыльями – бабочку не скопировал только ленивый. Базирующаяся в Лондоне марка Sybarite продолжает делать свои кольца-карусели, вращающиеся на пальце.
Glenn Spiro
Sybarite Jewellery
Sybarite jewellery - кольцо-калейдоскоп

Молодые греческие ювелиры решают вопрос «зрелищности» по-своему: они делают украшения из серебра, но поистине огромных размеров. Кольца-кастеты, например. Или подвески размером с небольшую тарелку.
Другой способ удешевления производства – тоненькие украшения из палочек и цепочек. Их на выставке великое множество, выглядят они все одинаково. И, насколько я понимаю, успех их сомнителен – деньги за них все равно надо отдать немалые, а выглядят они гораздо дешевле, чем стоят. Никому не нужны кисточки из цепочек за непомерную цену.
О камнях. Базель в этом году – триумф компании Gemfields. Призванная продвигать африканские изумруды, рубины и другие камни, она постепенно прибирает к рукам известные марки. Например, Faberge. А начинала эта компания несколько лет назад с того, что предложила нескольким молодым и перспективным дизайнерам из разных стран сделать украшения с африканскими изумрудами. Сборная коллекция тогда наделала много шума. Сегодня Gemfields делает упор на мозамбикские рубины – вся выставка окрасилась в характерный малиново-красный цвет. Если вы видите этот цвет в витрине – значит, Gemfields недалеко.
Stenzhorn
Karen Suen

Stenzhorn


Jacob & C0.

Alessio Boschi

Для сравнения - негретый бирманский рубин, Saboo

В целом же новых идей сейчас не много. Компании как бы выжидают – куда пойдет рынок. Надеются на лучшее. Привычно жалуются – на неудобства, еду, отсутствие покупателей… грозятся в следующем году уйти из Базеля.
Почему-то я уверена, что осуществить эти угрозы осмелятся немногие. Ярмарка тщеславия по-прежнему манит.
Glenn Spiro

Saboo - такая тарелочка стоит больше миллиона долларов. В покупателях отбоя нет.




Комментариев нет:

Отправить комментарий