вторник, 21 апреля 2015 г.

Японская этика


Хозяйка японской марки Gimel Каору Кей Акихара год назад перенесла свой офис и мастерскую на вершину горы.

Совсем не случайно. Во всем, что делает эта застенчивая женщина, всегда есть высокий смысл. Так и тут: «Я хочу, чтобы мои мастера и работники офиса каждый день были вынуждены совершать восхождение на гору. Из окна машины или автобуса по пути наверх они видят деревья и цветы, смену красок и состояний природы. Я считаю, что мастер-ювелир должен всегда смотреть на что-то красивое – только тогда из его рук будут выходить совершенные украшения».
Я впервые увидела произведения Gimel лет 15 назад, на выставке в Базеле. В витрине одного из стендов среди пышного и довольно бессмысленного нагромождения бриллиантов лежал крохотный кленовый листик. По листику полз муравей. Прелесть, беззащитность и тонкость листика поразила меня в самое сердце. «Я должна его купить!» - сказала я себе. И даже спросила цену. Увы – она была для меня слишком высока. Но листик запомнился – как и имя Gimel.

Компания была основана в 1992 году. Г-жа Акихара родилась в 1944 году в семье удачливого бизнесмена (принадлежавшего к тому же к древнему аристократическому роду), получила разностороннее образование, в том числе, в области традиционных японских искусств. Аранжировка цветов, рисование, искусство чайной церемонии – все это она знает в совершенстве, и очевидно, что все это так или иначе присутствует в ее ювелирных произведениях. Закончив преподавать экономику в одном из японских университетов, она отправилась в Лос-Анджелес изучать ювелирный дизайн и геммологию. Вернувшись в Японию, она открыла маленькую студию, которая 10 лет спустя превратилась в компанию Gimel.
Работа в Gimel строится не совсем традиционным образом: там нет разделения труда. Каждый мастер полностью отвечает за вещь: от огранки и полировки камней до их закрепки. Таким образом достигается полное соответствие замыслу и общему духу компании. Но не только это. Я спросила Кей об этом. Ответ был неожиданным: «Мастер должен знать весь процесс, потому что если он захочет уйти от меня, ему надо будет кормить семью, и знанием лишь одной операции сыт не будешь. Я должна думать о будущем своих работников». Наверно, именно поэтому они от нее и не уходят. Молодые люди сидят перед панорамным окном (опять же, благотворное влияние природы!) и работают не покладая рук над украшениями, которые близки к совершенству.

В японской культуре и традициях существует четкое разделение четырех времен года. В каждом из них проводятся свои фестивали и праздники, в соответствии с ними меняется гардероб. Перемены в природе встречаются японцами с равным вниманием и ожиданием. Gimel черпает вдохновение из этих волнующих перемен: весенние цветы и осенние листья в ее исполнении оживают, на них трепещут капли росы, а на обратной стороне любой, даже самой маленькой вещицы можно видеть миниатюрную улитку, божью коровку или гусеницу. Сколь бы малы они ни были, каждая букашка выглядит живой и украшена драгоценными камнями. Кей говорит: «Gimel пытается ухватить красоту природы в ее лучшие моменты, до того, как жизнь начнет ее покидать».

Для Gimel очень важны краски и оттенки. Она использует драгоценные камни как палитру. Переходы цвета в ее вещах поражают – для цветка в натуральную величину она берет бриллианты нескольких оттенков розового. Металл в ее вещах почти не виден. Можно сказать с уверенностью, что такого качества закрепки нет нигде в мире. Помимо качества, Gimel отличает еще и редкостное чувство юмора. Она считает, что у ювелирного украшения должна быть история. Или хотя бы интрига. Именно поэтому ее вещи занятно разглядывать не только снаружи, но и с изнанки – там всегда есть сюрприз.

И еще одна деталь: Gimel никогда не работает с металлом, который уже раньше использовался. Только с совершенно новыми, только что добытыми платиной и золотом. Душа Каору полностью растворена в природе и древних традициях. Эта немолодая женщина ушла от суеты городов и живет на горе, чтобы целиком посвятить себя любимому искусству. 












Текст: Елена Веселая

1 комментарий: