понедельник, 27 апреля 2015 г.

Бери шедевры – не ошибешься



Текст: Елена Веселая

Lee Siegelson with his wife


Имя Siegelson известно всем, кто связан с историей ювелирного искусства. Кураторы музейных коллекций, журналисты, крупнейшие ювелирные дома стоят в очереди к Ли Сигельсону в ожидании консультаций, советов и оценки редких ювелирных произведений, драгоценных камней и предметов прикладного искусства. Ни одна крупная выставка в мире не обходится без вещей из его коллекции. Ли Сигельсон, представитель третьего поколения семьи ювелиров, славится точным глазом и отличным вкусом в выборе значительных произведений ювелирного искусства.
Секретов в его выборе нет: в его коллекцию попадают лишь вещи, проверенные временем, известных авторов, безупречного провенанса и значительной ценности. Как говорится, бери шедевры – не ошибешься.

Art Deco Diamond Bow Brooch by Van Cleef & Arpels, Paris, circa 1930 

Помимо выдающихся драгоценных камней и исторических драгоценностей, Ли Сигельсон проявляет интерес к произведениям современных ювелирных дизайнеров, а также делает собственную линию украшений. Принципы подхода ко всем этим категориям у него строги: красота, эстетика, качество, ценность. Именно это позволяет ему утверждать, что предметы из его коллекции не потеряют своей ценности спустя много лет – неважно, идет ли речь о колье герцогини Виндзорской или о кольце с огромным бриллиантом, исготовленным по дизайну самого Ли. Кстати, недавно он пригласил к сотрудничеству одну из самых талантливых молодых художниц Лорен Адриану (Lauren Adriana), и она сделала для коллекции Siegelson потрясающее кольцо с ярко-голубым бриллиантом и серьги со шпинелью.

Pair of Spinel, Diamond, and Pearl Ear Pendants by Lauren Adriana for Siegelson, New York 

Blue Diamond and Multi-Colored Diamond Ring by Lauren Adriana for Siegelson, New York 

Удивительно, но Сигельсону, проявляющему завидный вкус и чувство меры и собравшему одну из самых значительных коллекций в мире, едва исполнилось 40. Рыжая борода и формат «мэтра» не способны скрыть тот факт, что это вполне еще молодой человек и что солидность его – вынужденная. Глаз у него загорается каждый раз, когда он видит что-то красивое – женщину, камень, украшение. О своей коллекции готов говорить часами.
И это понятно. В его распоряжении находятся предметы, украшающие обложки книг и выставочных каталогов. Например, знаменитое колье и пара браслетов из халцедона с сапфирами, которые были сделаны Сюзанн Бельперрон по заказу герцогини Виндзорской. Или колье в виде ремня с аквамаринами и рубинами, придуманное герцогом Вердурой для голливудского магазина Пола Флато. Это колье признано вершиной ювелирного искусства ХХ века. Ли Сигельсон поясняет: «Я научился искать в украшениях не только стоимость, но уважение и тщательность, с которыми они были сделаны. С тех пор, как я унаследовал бизнес отца, я стал покупать только те вещи, которые соответствуют моей идее совершенства: простота, уникальность, дизайн. Думаю, мой вкус улучшился за эти годы – сегодня я горжусь вещами, которые находятся в моей коллекции».

Art Moderne blue Chalcedony, Sapphire, And diamond Suite of jewelry by Suzanne Belperron, Paris, CirCA 1935  

В отличие от коллекционеров, сосредоточившихся на произведениях одной фирмы или определенного периода, Сигельсону интересны все дизайнеры и все стили. Главное – чтобы они были новаторами и раздвигали рамки существующих традиций. Его совершенно не заботит, как вещи разных эпох будут «уживаться» друг с другом – на самом деле, он уверен, что дизайнеры, опередившие свое время, «поймут» друг друга вне зависимости от века, в котором творили.

Aquamarine and ruby belt with a buckle necklace designed by Fulco, duke of Verdura, For Paul Flato, new york, circA 1935 

«Я ищу вещь, которая живет сама по себе, - говорит Ли. – Я думаю, красота – понятие субъективное, у каждого из нас есть свой фильтр, через который мы смотрим на вещи. Готовых формул не существует. Для меня важен уровень дизайна и качество работы. И то, и другое должно быть искусством. Бывает, что один из компонентов страдает – например, прекрасно выполненная вещь не слишком гармонична по дизайну. Иногда я держу в руках великое произведение искусства, но работа или камни не слишком хороши. Бывает и так – камень выдающийся, а дизайн и работа подкачали. Мы все знаем, что очень дорогие вещи нередко просто некрасивы. Для меня важно, чтобы помимо ценности, в украшении был вкус».

Belle Époque Diamond and Rock Crystal Devant de Corsage by Cartier, Paris, 1913 

Не менее важно и происхождение украшения. Для Сигельсона этот фактор имеет личное звучание: «Для меня провенанс означает стиль того человека, который заказал и носил это украшение. Но только происхождения мало. Это может быть царь, королева, Мадонна или кто-то еще, но в первую очередь это должна быть красивая вещь. Когда все эти понятия совпадают – отличный дизайн, прекрасное качество, первоклассные камни и интересная история, и возникает украшение коллекционного уровня». Он никогда не купит вещь только из-за того, что ее носила известная личность: «Помните коллекцию Лиз Тейлор? Это все равно что купить брюки Джона Кеннеди. Это не вопрос искусства – вы всего лишь решаете, сколько вы готовы заплатить за вещь, которой касались руки исторического персонажа».
Ли признается, что неравнодушен к драгоценным камням старой огранки: «Современная огранка может быть совершенной, но я люблю старые камни. С ними работали мастера огранки, у которых было достаточно времени, чтобы взглянуть на камень и увидеть его красоту. Они умели придать камню наилучшую форму и показать его оптические свойства с самой выгодной стороны. В таких камнях даже небольшая асимметрия не мешает общему впечатлению. Старые огранщики были способны выявить душу камня, а не добивались математического совершенства».

Pair of Platinum, Lapis Lazuli, Diamond, and Enamel Pendant Earrings by Boucheron, circa 1925 

ArT DEcO EmErALD, SApphirE, AnD DiAmOnD pEnDAnT nEcKLAcE By cArTiEr, pAriS, 1925 

Gold and Plique-à-jour enamel morninG Glory Pendant brooch by marcus & co., new york, circa 1900 

У Сигельсона есть любимые вещи в коллекции – например, все то же колье Вердуры. Но в первую очередь он – дилер. И поэтому не играет в игры по принципу: «Вы видите вещь в витрине, но она не продается». Он готов расстаться с любым украшением своей коллекции, даже если это вызывает у него сожаление. «Некоторые вещи я выкупаю обратно, - говорит он. – К тому же, некоторые вещи стоят настолько дорого, что я уверен – они надежно обосновались в моей коллекции».

Art Deco Lapis Lazuli, Jade, and Diamond Elephant Desk Clock by Verger Frères for Ostertag, Paris, 1929 

Art Deco Gold, Hardstone, Diamond, and Enamel Chinoiserie Clock by Marcus & Co., New York, circa 1930
page1image2360

Art Deco Gem-Set, and Mother-of-Pearl Chinoiserie Clock by Pierre Gravoin, Paris, for Black, Starr & Frost, New York, circa 1930, Mosaic by Vladimir Makovsky 

Конечно, его беспокоит тот факт, что в современном мире стиль уступил место моде. Современных кинозвезд трудно себе представить в украшениях герцогини Виндзорской (и даже Элизабет Тейлор). «Звезды по-прежнему носят украшения, - говорит Сигельсон. – Но теперь это всего лишь вопрос брендинга – фирмы платят звездам за то, что они надевают украшения на «красные дорожки». Это не их выбор и не проявление их чувства стиля – они носят украшения для того, чтобы люди их видели, для паблисити. Но я знаю, что по-прежнему есть богатые люди, которые не хотят носить то, что надевала на себя актриса в маркетинговых целях. Люди, которым важен оригинал, а не копия».

Moderne Citrine and Gold Necklace, Brooch, and Bracelet Suite by Trabert & Hoeffer-Mauboussin, New York, circa 1940 

The Whitney Emerald:
An Art Deco Emerald and Diamond Ring by Tiffany & Co., New York, circa 1925 


Emerald Twin Ring by Siegelson, New York 

Ли понимает, что редкие вещи продаются не каждый день. Но он из тех, кто может позволить себе ждать. И не идти на компромиссы: «Я понимаю, что должен продавать. Но если я пойду на компромисс в области качества, то вылечу из профессии».
На вопрос, легко ли его обмануть, Ли отвечает быстро и достаточно самоуверенно: «Я не думаю, что меня много обманывали. Я имел счастье видеть и покупать достаточное количество вещей, и надеюсь, что сделал правильный выбор. Главное в этом деле, на мой взгляд, - интуиция. Иногда она важнее, чем познания в геммологии и истории».

Судя по всему, для самоуверенности Ли Сигельсона есть веские основания.


Комментариев нет:

Отправить комментарий