пятница, 26 декабря 2014 г.

Avatar: Chinese Version

Беседовала Елена Веселая
Уоллес Чан традиционно забирает себе львиную долю внимания публики на парижской Биеннале антикваров. Единственный представитель Востока на этом закрытом мероприятии, Уоллес Чан выламывается из всех существующих канонов и традиций. То, что он делает, вызывает у окружающих если не восхищение, то изумление – объемами, работой, необычными материалами и технологиями.

  
Можно смело сказать – то, что делает Уоллес Чан в ювелирном искусстве, сегодня недоступно никому другому. Он – один из немногих мастеров, которые занимают прочную позицию в самом высоком сегменте международного ювелирного рынка. Его произведения не выставляются на прилавки магазинов. За ними охотятся коллекционеры, давно перешагнувшие в своем восприятии магию знакомых имен знаменитых марок.
За каждой вещью, вышедшей из рук Уоллеса Чана, стоит особая философия, своя история. Он никогда не думает о том, сколько будет стоить та или иная вещь. Перед ним стоят более глубокие задачи. Своим девизом он выбрал фразу Beyond Jewellery – «Больше, чем украшения». Никогда раньше ювелирам не удавалось «поймать» красоту природных красок так, как это сделал Уоллес Чан.

Все вещи Чана выполнены из титана с добавлением золотых элементов. Это могут быть тонкие прожилки на крыльях бабочек или всполохи желтого огня в композиции «Рождение света». Титан, который единодушно признан главной инновацией ювелирного дела последних десятилетий, не просто удивительно легкий и пластичный металл. Он способен менять цвет при нагревании – от серого до ярко-розового. Уоллес Чан уверен, что титан к тому же гораздо полезнее для человека, нежели любые другие металлы. Но титан может быть и крайне неподатливым и коварным материалом. Для работы с ним нужно высшее мастерство, которым, без сомнения, обладает Уоллес Чан, все свои вещи делающий собственными руками.
Драгоценные камни в интерпретации Уоллеса Чана приобретают неожиданное звучание. Сегодня многие мастера пользуются технологией «камня в камне», но Уоллес пошел значительно дальше других. В его закрепке не видно металла – бриллиант как будто «вырастает» из императорского жадеита или халцедона. В работах Уоллеса редко встретишь просто большой бриллиант – он может позволить себе использовать любые камни, но традиционные вещи ему не интересны.
«Когда я работаю над вещью, я не хочу делать просто украшение, в котором несколько дорогих камней закреплены в приятном глазу сочетании, - говорит мастер. – Несмотря на то, что такая задача вполне хороша сама по себе, я всегда целюсь выше. Я хочу создавать свет и движение, «ухватить» дыхание живой природы, поместить своих «героев» в мир старинных легенд. Я хочу делать полные драматизма вещи, которые никогда не наскучат своим владельцам и при каждом новом повороте смогут приоткрывать что-то неожиданное».

Внимательные зрители смогли заметить в коллекции Чана значительные изменения, без сомнения, вызванные изменением мироощущения художника. Если раньше он следовал природе, то теперь как будто бросает ей вызов. То, что сделано природой, кажется ему недостаточным. Его воображение уносит его дальше – иногда слишком далеко. В сердцевине чудесного цветка под застывшим хрусталем плавают рыбы. В чреве огромной рыбы расположился старинный замок. В цельном куске рутиллового кварца через маленькую дырочку высверлен причудливый узор, заполненный мелкими изумрудами… Работа поражает, сердце остается спокойным.
Впрочем, сам мастер не считает, что изменился – он видит в этом естественное развитие своего мироощущения:
-       В моем сердце живут три неизменных понятия: творчество, мастерство и дизайн. Это мое прошлое, настоящее и будущее. Я никогда не изменюсь. Я просто работаю – изо дня в день, в поте лица. Но если мое мироощущение не меняется, то мои творения могут меняться. Мой идеалвода. Не только потому, что она нужна в любом ювелирном процессе – от литья до резьбы по камню. Поверхность воды всегда спокойна, стабильна – вне зависимости от того, как вы наклоните стакан. Я стараюсь, чтобы мое сердце было подобно воде – я не подвержен предрассудкам и влияниям, у меня нет предпочтений в отношении материалов и тем для моих творений. Я просто стараюсь всегда быть сбалансированным и спокойным. Только так можно достичь большего. Есть китайская поговорка: “Мудрость в спокойствии».
-       Я заметила, что вы стали использовать более «серьезные», дорогие камни, например, розово-сиреневый сапфир весом 164 карата – самый большой в мире…
-       Многие из этих камней давно находятся в моей коллекции. Я по-прежнему не считаю, что драгоценный камень – это главное в ювелирном произведении. Я просто работаю – и если в моей голове зреет дизайн для того или иного камня, я его воплощаю в жизнь. Это сложная и длительная работа. Я никогда не тороплюсьвсе идет своим чередом. Но в чем-то вы правыв последние годы у меня появилось больше шансов на встречу с крупными драгоценными камнями.
-        Раньше вы следовали за природой, теперь пытаетесь пойти дальше
-       Творческий процесс – не вспышка лампочки. Нужны долгие годы учебы, наблюдений, впечатлений, воспоминаний. Иногда процесс создания одной вещи занимает 10 лет – но если вы используете весь накопленный опыт, сроки создания могут сократиться до одного года. Иногда молодые дизайнеры думают, что достаточно нарисовать эскиз – а всю работу сделают другие люди. Но это все равно, что вести бой на бумаге. Я думаю, если ты хочешь заниматься творчеством, ты должен войти в мир культуры и мастерства, овладеть технологиями. Что касается вашего вопроса… Я не думаю, что ухожу слишком далеко от природы, потому что в основе каждой вещи лежит драгоценный камень, созданный природой. Творческий процесс – это как таблетка, в которой собраны экстракты разных растений и химических элементов. Законченная вещь, как лекарство, способна излечить человека, защитить от вредоносного мира. Мы с вами знакомы много лет – и вы можете видеть, что я стал теперь более экспрессивным, более способным передать мои чувства.
-       В последних творениях видно влияние фильма «Аватар». Как эта картина повлияла на ваше мироощущение?
-       Я увидел в этом фильме прежде всего религию. В нем рассказано про возможность реинкарнации, когда человек после смерти получает возможность продолжать жизнь в другом мире. Я верю в то, что у растений, рыб, воды и других элементов есть душа, чувства. Герой фильма – калека в реальном мире, но, оказавшись в чужом раю, он обретает силу, здоровье, любовь… И он покидает свой мир, чтобы остаться в раю. Я бы тоже так хотел. Я понимаю, что могу делать ювелирные украшения и зарабатывать деньги, и даже сделать свою жизнь вполне комфортабельной. Но я с гораздо большим удовольствием оказался бы в том, запредельном раю, чтобы посвятить всего себя воплощению своих фантазий. 
-       Насколько комфортно вы себя ощущаете на Биеннале, в окружении западного ювелирного искусства? Большинство участников приезжает в Париж, чтобы продавать, а не только показывать свое искусство. Насколько успешна для вас Биеннале?
-       Легко заметить, что все западные бренды, представленные здесь, являются гигантами маркетинга. Они два года готовятся к тому, чтобы продать все, что выставлено здесь, и вся мощь компаний направлена именно на это. Они устраивают приемы, балы, привозят сюда своих клиентов со всего мира. Я среди них как ребенок. Мои возможности очень скромны – у меня нет команды «продавцов», нет пиарщиков. Поэтому я делаю упор на духовное, а не на материальное. Вы можете видеть, что в каждое свое творение я вложил огромное количество усилий. Продавать все это, пытаться делать на этом деньги – что может быть ужаснее? Эти вещимои дети, я вложил в них свое сердце, мысли, дух.
-       Есть ли в вашей коллекции вещь, с которой вы никогда не захотите расстаться?

-       Каждая вещь мне дорога. Но моя главная цель – делиться с людьми тем, что я умею. Я надеюсь, что каждая из них найдет своего коллекционера. Я хочу найти для каждой из них душевного друга среди поклонников того, что я делаю. У меня есть друг, дедушка которого всю жизнь собирал китайский антиквариат. Когда он умер, его дети пришли в дом и увидели все эти предметы. Решили, что отец зачем-то собирал никому не нужное старье и все выбросили. Мне не хотелось бы, чтобы после моей смерти мои вещи постигла та же участь. Для меня они значат очень много, но будущие поколения могут иметь совершенно другую точку зрения…





Комментариев нет:

Отправить комментарий